Harry Potter: The Next Generation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Сытый муж - довольный муж (9 ноября 2018г.)


Сытый муж - довольный муж (9 ноября 2018г.)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Гарри и Джинни Поттеры
2. 9 ноября 2018г.
3. Замотавшийся и как всегда задержавшийся на работе Гарри возвращается домой. Джинни, не смотря на поздний час, решает накормить его ужином.

______________________________________

Стянув с потемневших от воды рыжих волос влажное полотенце, Джиневра бегло глянула на свое расфокусированное отражение в зеркале и незамедлительно потянувшись растерла испарину по холодной зеркальной глади тем самым махровым полотном, оставляя мутные разводы. Не радостно улыбнувшись своему зеркальному двойнику уголком рта, женщина закрутила волосы в тугой жгут и закрепила их на затылке самой верной для журналиста заколкой - обычным графитовым карандашом, который с вечера остался у раковины.
Карандаши - своеобразный ритуал, что-то вроде символа, которые с поразительной настойчивостью находились по всему дому то там, то сям. С детства Джинни учили писать перьями, так что такое нововведение до сих пор никак не могло обжиться в ее руке, так что подаренные мужем карандаши обычно в рабочем процессе находили свое место в длинных волосах журналистки или же за ухом, но все же эту непослушную гриву удобнее всего забирать так.
Все-таки душ после пусть и небольшой, но тренировки - панацея от усталости. Собрав с пола сброшенные впопыхах вещи, женщина спрятала их в бельевую корзину, и натянув на еще мокрую кожу мягкую пижаму, вышла в коридор, прислушиваясь. Тишина, все-таки даже за столько лет Джинни никак не могла привыкнуть к тому, чтобы быть дома одной, когда никто не носится по лестнице, не дерется, не смеется, не плачет и не зовет ее. Она грустно, но как-то по-особенному светло улыбается и касаясь рукой перил идет вниз в кабинет мужа, где почти всегда работает сама, нежели он. Там остались ее пергаменты с черновым вариантом статьи о недавно прошедших соревнованиях.
Облокотившись на стол, клонясь над черновиками, быстро пробежала взглядом по строчкам сплетенным из кружева ее аккуратного почерка, Джиневра кивнула, довольная проделанной работой. Она скрутила пергамент и убрав его в небольшой тубус, который используют все журналисты для пересылки статей.
Так и проходит каждый день миссис Поттер. Она встает пораньше, занимается мелкими домашними хлопотами, потом либо отбывает на соревнования или тренировки спортивных команд, если те предписаны по сезону игр, потом прибегает домой и пишет обзоры или если не горит, то на следующий день отдается этому занятию. Затем чтобы глаза отдохнули от написанного, переодевается и начинает тренироваться, чтобы поддерживать форму, ведь так или иначе, а склонность к полноте весьма присуща Джинни, да и со страстью к спорту слишком тяжело расставаться. А закончив, плетется в душ, лишь затем возвращаясь к работе, чтобы удостовериться в написанном и вверив почтовой сове тубус, отправляет пернатого почтальона в редакцию. Четкая, выверенная, отработанная схема. По выходным, если повезет проводит время с Гарри, а если не очень то, навещает родителей у которых никогда не бывает тихо. Из детства дом Артура и Молли Уизли - Нора всегда был местом не унимающегося шума и веселья, хотя, это когда как. Лишь стало совсем тихо, когда все братья уезжали учиться и тогда единственной и так уж вышло самой младшей девочке в семье становилось очень грустно. Теперь, спустя годы, там снова тихо, а совсем недавно, как в давние годы суета, которую успешно затевали многочисленные внуки хозяев дома.
Закрыв за совой окно, женщина поежилась от холода впущенного в уютное тепло помещения. И вот уже дети не нуждаются в матери ведь взрослые, самостоятельные. Даже писем не пишут больше по несколько дней и, поди, не писали бы, если бы не "кричалки" от Джинни в которых она пристыжала своих отпрысков, взывая к их совести, но эффекта надолго не хватало. Впрочем, в этом были все ее дети.
Постояв еще немного на кухне, раздумывая хочет ли идти спать или есть еще силы почитать, растолковала, что все же склонна к тому, чтобы посидеть в гостиной и погреться у камина, обернувшись в объятья шерстяного пледа и с кружкой какао насладиться книгой, которую не так давно ей подарила Гермиона.
Итак, как в своих несложных фантазиях, потому и несложных что реализовывались так легко и тривиально, Джиневра устроилась на диванчике подле потрескивающего мерным пламенем камина, где так часто собиралась вечерами вся их семья, чтобы теперь скоротать эту пред ночную мистерию в одиночестве, которая продлилась не так долго, как могла ибо не успела кружка с какао опустеть, как сложив на животе раскрытую книгу, женщина задремала.

0

2

Хлопок - и чувство, будто тебя протягивают через узкую резиновую трубу пропало. Гарри Поттер стоял перед своим домом в Годриковой Лощине, в сумерках и рассматривал фасад. Свет внутри горел лишь в одной комнате. Гарри улыбнулся. Ему нравилось возвращаться домой. Особенно теперь, когда работа превратилась в сплошную войну всех со всеми. Вот к примеру сегодня этот мальчишка Скрип. Только поступил на службу - а уже гонор как у заслуженного героя. Не для бумагамарательской работы он, видите ли, на службу поступал. Гарри перестал улыбаться, чувствуя, что внутри все снова закипает. Он был согласен с Реджинальдом. Во многом. Парень действительно толковый, только больно голова горячая. Но это ничего не меняло. Директивы, полученные от Крампа, Гарри обойти не мог. Крамп обязывает писать отчеты его, он - своих подчиненных. И Поттер уже со счета сбился сколько раз он ходил на прием к министру, чтобы решить этот вопрос. Ирениус всегда одинаково учтиво улыбался, кивал и ничего не делал, чтобы исправить положение. Очень скоро Гарри понял, что перемены его ведомству при этом министре не светят. А Крамп сел в кресло очень прочно и видимо надолго, делая жизнь Гарри сложнее.
Поттер напомнил себе, что не хорошо нести проблемы с работы домой. Джинни не виновата, что в кресло министра сел такой бездарь как Крамп. Говорит хорошо, говорит много, ничего не делает. То есть, даже не так. Делает. Но так, что повеситься хочется. Тот же убийственный закон о возвращении дементоров чего стоит. Он вспомнил, как встретил Гермиону в коридорах Министерства в день, когда этот закон был принят. Она чуть не плакала от бессилия и ярости. Гарри тряхнул головой, отгоняя мрачные воспоминания, и поднялся по ступенькам на крыльцо. В прихожей было тихо и темно. Гарри не стал включать свет. Молча скинул пиджак и повесил его на вешалку, переобулся в домашние туфли и двинулся вперед, по направлению к той единственной комнате, где горел свет. Он двигался бесшумно, не задевая даже в полной темноте ни единого угла - привычка, выработанная годами службы. Кроме того, это был его дом. Он знал его вдоль и поперек.
Гарри вошел в гостиную. Джинни дремала на диване и не заметила его появления. Гарри приблизился сзади, обнял жену за плечи и прижался губами к ее виску.
- Милая, я дома.

+1

3

Резкие пробуждения неприятны, тем что пугаешься и сердце начинает рьяно гнать стучать, а душа будто бы на пару мгновений задерживается по пути обратно в тело. Несколько секунд полной дезориентации, взгляд растерянный и осматривается, поднимает взор и видит мужчину в очках. Его руки обвили женщину за плечи, а поцелуй теплых губ остался незримым следом на щеке.
Джинни улыбается и садится на диване, поджимая колени к себе, чтобы Гарри мог присесть:
- Здравствуй, родной. – хлопает ладонью по складочкам пледа рядом с собой, приглашая присесть.
Плотно смежает веки на миг и открывает глаза, чуть смущенно улыбаясь.
- Который час? Не ждала тебя сегодня. – собирает пальцами рассыпающиеся на тонкие медные нити пряди высохших волос, таких непослушных, убирает их от лица. – Голоден, наверное?
Одними губами утверждает «Да?» и нежно улыбается, мягко погладив супруга по плечу.
Когда Гарри дома Джинни спокойно. Она вообще редкостная собственница до того, чтобы ее любимые были рядом, не покидали и надолго не отлучались. Душевно болея, отпустив детей в школу, женщина находилась в долгой и затяжной хандре, которая подпитывалась тогда наступающей осенью. Но со временем все изменяется, так что теперь детишки порой наводят излишнего шороху дома, так что то и дело  летом подумывает мать семейства «Скорей б уже в Хогвартс их сплавить», а страшно подумать, что на этот счет было у Молли с ее детсадом. Хотя, наверное, у бабушки многочисленных внуков никогда в жизни не возникали мысли такого рода и вот за это внутренне Джиневре становилось очень стыдно порой.
- Роскошным ужином не накормлю, но.. ты у нас человек боевой, привыкший к не потребной в питание пище, - засмеявшись, Джинни поднялась с дивана и, оставив в гостиной тапочки, пошла босиком в кухню, плед лежавший до того на ее коленях упал следом на пол.
За годы семейной жизни некогда не умевшая и яичницы пожарить  миссис Поттер хорошо наловчилась, да понатаскала у мамы своей рецептов и теперь ей практически не было равных в приготовлении вкусностей, только известное дело, что на все аппетитное нужно не мало времени, а его сейчас не было в избытке.
- Гарри, прихвати мою палочку, она... где-то на диване!
И все-таки без магии сложно, почти невозможно обходиться в быту, хотя б что-то элементарное да поможет сделать. Но пока не получив свое оружие на все случаи жизни, женщина достала из морозилки вырезку и запихала ту в микроволновку, лишний раз подивившись всем гениальным изобретениям магглов, а ведь когда-то подтрунивала над папой с предметом его увлечений. Теперь ж Джинни активно использовала технику в своей жизни, а Артур так и продолжил восхваляться неизведанным, что поделать не то поколение.
Обернувшись и с тихим смехом, волшебница посмотрела на подошедшего мужа:
- Мужчина хотеть есть мясо!? – сделав акцент на последнем слове, она закусила губу и, подойдя к Гарри, протянула руку к своей палочке, что он принес с собой, - Позволь?

0

4

Гарри улыбнулся, обошел диван и сел на предложенное место, снова притягивая жену к себе. Она была теплой и от ее кожи и волос едва уловимо пахло травами. Это был знакомый, очень свежий запах. Еще один признак, что он действительно дома.
- Еще не слишком поздно. Кажется, когда я закрывал офис было не больше десяти вечера. - Гарри поморщился и привычным движением взъерошил волосы. - И... да. От ужина не отказался бы.
Поттер отпустил жену и в предвкушении потер руки. Конечно, когда детей дома не было Джинни не слишком старалась радовать его кулинарными изысками. Во многом потому что очень часто ей приходилось ужинать одной из-за его вечных переработок. И все-таки, он любил, когда она его кормила. Это тоже был для него некий знак домашнего уюта и заботы, которых ему так не хватало когда-то.
Гарри рассмеялся в ответ на обещание полевого ужина и направился на кухню вслед за женой. Он не успел и пары шагов сделать, как просьба Джинни заставила его остановиться и оглянуться, пытаясь выискать нужный ей предмет в складках материи на полу. Никакие очки и наблюдательность не помогли ему в этом ответственном и важном партийном задании, и в конце концов Поттер просто достал палочку и направил ее в сторону дивана.
- Акцио палочка.
Мгновение - и требуемый предмет был у него в руке. Гарри положил его на разделочный стол рядом с Джинни и сел на ближайший стул, расслабленно откидываясь на спинку. Мышцы чуть ныли после дня сидения сиднем в кабинете. Гарри ни за что не сказал бы это вслух при Джинни, но ему немного не хватало работы, что называется, "в поле". На миг у него мелькнула мысль позвать Рона на выходных пропустить по стаканчику в "Дырявом котле", но поразмыслив он отказался от этой мысли. "Дырявый котел" - это Ханна. Ханна - это Невилл. Невилл - это Гермиона. А Гермиона... Поттер вздохнул.
- Мужчина обожать мясо! Особенно с тем восхитительным соусом по рецепту тещи. - Он снова улыбнулся жене, невольно любуясь ее ловкими манипуляциями с кухонной утварью. Вернее, не столько манипуляциями, сколько ей самой.

0

5

Джинни засмеялась приглушенно, как смеялась, когда дети еще были совсем маленькими и тихой дремой отдыхали в летний полдень, тогда у молодых родителей было время друг для друга и тишины обрывок, который не хотелось тревожить, как и сон чад. 
- Как дела на работе? – она отпустила в сторону мужа заинтересованный взгляд и обернулась к плите, занимая, по мнению многих, законное место жены.
Супруг, как правило скрытничал, если тема разговора затрагивала его работу, по-хорошему они изредка делились всем-всем, что происходило на службе или ниве спорта, ну то есть в мире спорта, раз уже Джиневре с рождением потомства пришлось уйти из больших игр. Было принято у Поттеров, что все рабочие проблемы остаются за порогом их дома и дальше не тащатся, не выливаются ушатом порой не самых легких и радостных эмоций на ближнего своего, как это часто происходит в семьях. Так уж выходило, что работа Гарри накладывала свой отпечаток на их жизнь, но все же, как бы ни было тяжело, он был очень хорошим мужем и никогда не срывался, однако, порой следовало просто поговорить с ним, чтобы тот высказался, потому что иногда очень нужно делиться с родными.
Зачарованная кухонная утварь завертелась в круговороте дел, то и дело направляемые действиями Джинни и вот в сотейнике на медленном огне доходит соус, а на сковороде до нежной румяной корочки скворчит отбивная, чайник парил из-под крышки, грозясь вскипеть, женщина, натянув на руку прихватку, сняла его с конфорки и залила водой ароматный чайный сбор, закрывая полотенцем, чтобы тот как следует заварился.
- А дети совсем обленились, не один не написал письма за день, чем же таким надо быть занятым, чтобы пару строк не отписать. Конечно, - она тихо щебетала, крутясь за сервировкой блюда, - если бы с ними что-то случилось, нам бы первой совой сообщили, за это не стоит переживать. Лодыри, как есть, - насупившись и поджав губы, Джиневра помахала перед собой в сторону Гарри деревянной лопаточкой. – Вот приедут на каникулы, я их научу родину любить.
Каждый божий раз она собиралась дать смачный втык киндерам при встрече, но как-то забывалось оно...
- Кстати, скажи мне вот что, неужели мой ненормальный братец Рон и правда собрался сдавать экзамены для поступление на обучение при аврорате? – усмешка исполненная сарказма.
Гермиона не так давно во время очередных дамских посиделок за бокалом россо обмолвилась об этом, но тут же поспешила забрать свои слова обратно, так как ее дражайший супруг, который являлся для ее же лучшей подруги еще и старшим братом никому не рассказывал о своих могучих намерениях, наконец таки отпочковаться от Джорджа и его начатого некогда с Фредом бизнеса, который процветал полным ходом и приносил колоссальную прибыль уже много лет к ряду не уступая позиций и не оставляя шанса конкурентам на рынке увеселительной дребедени. Так вот, чтобы не выдерживать своей тонкой душевной организацией традиционного семейного юмора, Рон издревле мечтающий быть худо-бедно героем, решивший на старости лет пойти в авроры, пытается укрыть свои желания от многочисленной родни, ну что тут еще скажешь кроме как «седина в голове – бес в ребро» и поиздеваться от души над родственником. Хоть и Гермиона просила душевно делать вид, будто ничего не знает, Джинни не удержалась, чтобы не задать этого вопроса непосредственно к соучастнику задуманного, ведь кто-кто, а лучший друг Рона – Гарри не мог не знать об этом всем.

0

6

Гарри улыбнулся в ответ на ее смех. Продолжал улыбаться и когда жена задала крайне неудобный вопрос про работу. Впрочем, Поттер уже научился с этим обращаться и выдавать информацию о проблемах и радостях работы в Министерстве дозировано. Так, чтобы не задавить жалобами, не разболтать тайн Аврората и не волновать Джинни лишний раз. Одно со временем не менялось - все так же екало сердце, когда она задавала этот вопрос. Будто он нашкодивший мальчишка, у которого спрашивают, кто разбил любимую мамину вазу. Гарри вздохнул, снял очки и помассировал переносицу.
- Пару недель назад прислали новичков на стажировку. Воюем за выяснение справедливости требований Крампа к отчетности.
Поттер подпер кулаком подбородок, снова задумчиво улыбаясь, когда Джинни начала жаловаться на отсутствие писем от детей. Раньше это действительно было для них важно. Причем писали все трое, независимо друг от друга. А потом постепенно они начали расти. Сначала Джеймс Сириус решил, что не круто каждую неделю гонять сову с отчетом матери. Джеймс, впрочем, Гарри не удивил. Парень всегда был независимым, удивительно, что он вообще аж до третьего курса так сильно нуждался в связи с домом. Потом Альбус Северус, видимо взяв пример с брата, ограничил общение с домом письмом в месяц. Теперь, видимо, очередь дошла и до Лили.
- Это не значит, что они о нас забыли и больше нас не любят, Джин. Просто они растут.
Поттер сам поразился широте собственной души. Не далее чем четыре года назад его нервная дрожь разве что не била при виде поезда, уносящего вдаль его среднего сына. И тогда как раз Джинни уверяла, что с ним все будет в порядке.
Джинни снова сменила тему, и снова безмятежное выражение на лице Гарри не изменилось, хотя сердце в груди подпрыгнуло. Не далее чем вчера они с Роном сидели в самом обычном маггловском баре и Гарри сам упрашивал старого друга пойти в аврорат. Даже без экзаменов, черт с ними. Рон ведь такой же герой второй магической, как и сам Гарри. Во всяком случае, так Поттер сказал ему. И даже сам в это верил. Просто невиносимо было смотреть, как его ведомство раскалывается надвое. Как часть авроров открывает в себе недюженные способности к бюрократии и забывает о том, для чего они здесь. Как вторая часть тихо ненавидит первую и постоянно теребит его, чтобы поговорил с Крампом и добился отмены еженедельных отчетов. Наверное поэтому Гарри инстинктивно старался собрать вокруг себя как можно больше людей, которым можно доверять. Тед, Мари-Виктуар, Рон...
- Ничего об этом не слышал. - Откликнулся Гарри.
И даже не соврал. О курсах при аврорате он действительно ничего не знал, потому что собирался протащить друга в ведомство одним своим решением. Да, злоупотребление властью. Но это теперь встречается в Министерстве довольно часто и давно никого не удивляет.
По кухне распространялся совершенно божественный аромат еды, заставляя думать только о себе.
- Пахнет восхитительно. - Заметил Гарри.

0


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Сытый муж - довольный муж (9 ноября 2018г.)