Harry Potter: The Next Generation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Рождество в Норе, 2019 (24 декабря 2019г.)


Рождество в Норе, 2019 (24 декабря 2019г.)

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

1. Участники отыгрыша
Молли и Люси Уизли, Джинни, Джеймс, Альбус и Лили Поттеры, Рон, Гермиона, Хью и Роуз Уизли.
2. Локация
Нора
3. Число и время предполагаемого отыгрыша
24 декабря 2019г.
4. Краткое содержание планируемого отыгрыша, его отправная точка.
Ежегодно в Норе бабушка Уизли собирает внуков и детей, чтобы встретить Рождество. Так будет и в 2019-м.

________________________________

Мягко и тепло. Так, как и должно быть. Здесь пахнет травами - не каким-то дешевыми благовоньями, не вездесущей лавандой и розами. Молли все это чуждо. У нее под подушкой, в маленьком мешочке, лежат засушенные цветки ромашки. Маленькие желтые головки, обрамленные белыми юбками из лепестков, высушенные не под жестоким, жарящим солнцем, а в укромном уголке. У нее в снах всегда весна, спокойная, овеянная легким ветерком перемен и перерождения.
Она не спала этой ночью, свернувшись аккуратным клубком из мыслей, наблюдая за тем, как лиловые сумерки смешиваются с по-зимнему черной ночью, как ярко-оранжевая граница облаков становится прозрачной, будто стеклышко, и тонет в безграничной синеве заката. Она не могла уснуть не потому, что проводила Рождество не дома, ведь старая, обычно пустующая спальня ее отца в Норе была такой же родной, как и собственная комната. Ей просто было странно оттого, что это Рождество она, мама и Люси проведут без папы. Страшно оттого, что, возможно, они больше никогда не будут полноценной семьей. И что, быть может, Поттеров ждала та же беда. Дядя Гарри так и не нашелся и если в Хогвартсе удавалось избегать мыслей об этом, то здесь, где все напоминало о ничем не омраченном прошлом струны напряжения звенели в груди при каждом движении.
Жизнь… такая простая и в тоже время такая сложная штука. Вроде бы все у тебя хорошо и ты это прекрасно понимаешь, а через несколько мгновений осознаешь, что все, что было когда-то, рушится буквально на глазах, весь этот маленький мир, возведенный тобою. Ты стоишь и смотришь на руины, пытаясь удержать слезы. Нечто подобное происходило с Молли, хотя выручала слабая надежда, которая подобно птичке трепыхалась в груди. Все не может быть настолько плохо, все должно быть хорошо. Все как-то образуется. 
Под утро девушка все же погрузилась в полусонную дрему, ощущая, как солнечные блики скользят по ее лицу и путаются в волосах. А потом где-то глубоко под ребрами, биологический будильник нервно затрещал, напоминая о том, что уже утро и нечего валятся в постели просто так. Молли всегда просыпалась с рассветом и неизменно, каждый день, ложилась спать, когда ночь вступала в силу. Лучшая колыбельная, это молчаливый ритуал передачи прав, когда день устало отходит на второй план, а царица темноты закутывает все в незримое покрывало сумерек.
Молли встала, прихватив с тумбочки очередную книгу, прикрыв одеялом спящую Люси. Ей незачем просыпаться так рано, пусть поспит еще. Рождество ведь.
Передвигаясь на цыпочках, Молли дошла до двери, аккуратно приоткрыла ее и выскользнула в коридор. Дом встретил ее тишиной.
Все так же пытаясь передвигаться как можно тише, девушка спустилась в гостиную.
Устроившись на диване, она подобрала под себя ноги в ярких красных рождественских носках. Раскрыла книгу и тут же углубилась в чтение. А что еще она могла делать? Разбудить всех так рано она точно бы не решилась, быть жестокой ей не идет. Потому она просто посидит тихонечко, почитает. Подождет всех. Так действительно будет лучше.

0

2

Сны  - это проявление фантазий и желаний. Сны открывают двери в мир неведомый, такой загадочный и волнующий. Они показывают всю глубину человеческих душ и определяют их тайные мечты, страхи, переживания, в которых не каждый способен признаться даже сам себе. Иногда  сны становятся сущими кошмарами, которых даже врагу не пожелаешь и, от которых просыпаешься по ночам и в волнении начинаешь удостоверяться, что в реальности все также спокойно, как и прежде. От этого защищает лишь стойкий характер,  благодаря которому можно спать спокойно, не думая о том, чего не может быть. Но этой ночью Люси снилось то, что вполне могло быть действительностью. В  её сне Персиваля Уизли пытали какие-то люди. Во сне было все, словно в тумане, поэтому девочка не способна была различить их лиц. Она не была полностью уверена даже в том, что человек, стоящий на коленях с гордо поднятой головой, являлся её отцом, что уж говорить о других представителях плода её воображения. Голоса мучителей пытались добиться правды у рыжеволосого мужчины. Они говорили неясно, проглатывая слова, но все это внятно сопровождалось бранью и проклятиями. Младшая Уизли, наблюдавшая эту картину со стороны, уже неслась на всех парах к этому сборищу, чтобы  спасти отца, но ноги с каждым шагом становились все тяжелее и тяжелее, а вынутая из подола одежды палочка разбрюзла в руках, оставив в сжатом кулачке рыжеволосой лишь кусок воска.
Мгновение, и девочка уже совсем в другой комнате - вся в слезах Люси стояла перед своей сестрой, которая успокаивает Лу легким поцелуем в лоб. Девочка чувствует покровительство и на неё тут же находит умиротворение. Она тонет в этом спокойствие и неожиданно открывает заспанные глаза.
Сон моментально приобрел ещё более мутные очертания и вовсе потерялся в сознании. Все, действительно, хорошо. Уизли в своей кровати в Норе, за дверью стоит тишина, следовательно,  это рождественское утро все собрались провести в своих теплых постелях, за исключением Молли – той на соседней кровати не оказалось. Лу ничуть не удивилась, эта ранняя пташка никогда допоздна не залеживалась, это было для сестры кощунством; все бы ничего, но та иногда тащила за собой и младшую Уизли. Кстати, это было правилом для обоих Молли в семье Уизли. "Наверняка, эта болезнь передалась Моллз от бабушки," - некогда рассуждала Люси. 
За окном погодка явно выдалась нелетная – пасмурные облака не давали ни малейшего предлога для праздничного настроения. Чуть-чуть понежевшись, девочка нехотя все-таки поднялась с постели и начала одеваться. Закончив с этим, волшебница выскочила за дверь, а, спускаясь с лестницы, нарочно наступала на подошву пяток, чтобы её пробуждение в этот день было более громким, ежели прежде. Вбежав в гостиную, Люси нашла пропажу – на диване в привычной позе, обнявшись с книжкой, сидела старшая сестра.
- Привет, Молли. Мы сегодня первые? – Оживленным голом спросила она, вставая в дверном проходе и уперев руки в бока. На лице играла улыбка. Если сам не поработаешь над настроением, никто не способен его изменить.
– А чего читаешь? - Больше из вежливости, чем из интереса, спросила волшебница. Что же это ещё могло быть разве не учебник по астрономии или какому-либо другому предмету? Это все-таки Молли.

0

3

Молли разглаживала несуществующие морщинки открытой на ее выпрямленных коленях книги, могло показаться что рыжая увлеченно погрузилась в чтение, но это было не так. Она, конечно, пыталась, аккуратно перелистывала шершавые страницы, бледного света утреннего солнца вполне хватало, чтобы разобрать текст или хотя бы детально рассмотреть картинки, сделанные умелым иллюстратором. Перелистывала почти беззвучно и так же шевелила губами, повторяя все, что читала, но ни одного из этих слов не отложилось у нее в голове, Молли была занята другим. Она вслушивалась в тишину дома. Наверное, потому она узнала, что кто-то войдет сюда еще до того, как услышала голос сестры.
Молли тут же подняла глаза на Люси и слабо улыбнулась.
- Доброе утро. Не ожидала, что ты проснешься рано. - она нарочито медленно закрывает книгу и любовно проводит ладонью по шершавой выцветшей обложке. - Это "Колдомедицина для начинающих". - объясняет она, хотя Люси уже вполне могла успеть прочесть название самостоятельно. В последнее время можно было все чаще поймать Молли за чтением пособий по колдомедицине. Все думали, что это она наконец-то окончательно определилась с выбором будущей профессии и перестала разрываться между работой в Мунго и карьерой охотника в какой-то известной квиддичной команде, желательно в Холлихедских Гарпиях. Но у ее вспыхнувшего интереса к колдомедицине была другая причина. После несчастного случая с папой она пролистывала книги с исцеляющими заклинаниями и целебными настойками, пытаясь найти хоть что-нибудь, пытаясь выведать у всех, где можно раздобыть то или иное лекарство и есть ли другие пути вернуть память. Но ничего. Она пока не нашла ничего. Казалось бы, ей нужно успокоится, доверится опытным лекарям из Мунго, они-то знают свою работу получше ее. Но она не сдавалась. Она не оставляла своих отчаянных попыток и это уже начинало напоминать помешательство.
Вот только остальным лучше совсем ничего об этом не знать. Потому Молли кладет книгу на диване возле себя и поднимается на ноги.
- Слушай, может начнем приготовления к празднику прямо сейчас? Поменьше остальным будет работы, да и нам скучать не придется. - предлагает она сестре, улыбаясь шире и радостнее. В ее чуть прищуренных глазах мелькнула искорка лукавства. Так смотрят товарищи, нашалившие и решившие не выдавать друг друга перед остальными.

0

4

Слабая, едва заметная улыбка, все же появилась на серьезном лице сестры. Она выглядела уставшей и почти вымотанной. Сложно было предположить, что это от прочтения книги. Вряд ли девушка не поняла контекст или какую-то гипотезу. Это не было проблемой для Молли. Такое лицо у неё появлялось после рассуждений об отце с тех пор, как тот исчез.  Да и после его появления, хоть и не вполне осознаваемого, она не изменилась в гримасе, полной сожаления к самой себе. Люси не могла того понять. Ей было больно от того, что отец адекватно не реагирует ни на неё, ни на Молли, ни на маму, в конце концов, но так изводить себя нельзя. Но беспристрастное выражение ко всему окружающему все также отражалось в мимике сестры.
Уизли  нахмурилась. Всегда тяжело смотреть на муки близких людей, особенно тяжело, когда любимые люди утопают в собственных мыслях, все больше и больше стуча по сердцу, только бы то замолчало.
Рано? Без ориентации во времени волшебница начала озираться вокруг, перебегая глазами от одного окошка к другому. Они уже все заволоклись инеем, и было невозможно разглядеть что-либо за их витиеватым узором. Но Уизли решила, что Моллз все же права.
- Сама от себя не ожидала. – Понуро отвечала рыжеволосая. Она и не предполагала, чем можно было бы заняться в такую рань, когда все спят и даже прилично пошуметь нельзя. В доме была тишина, которой не было здесь уже давно. Гвалт и крики вечно пополнявших семейство Уизли-Поттеров детей, не давала покоя ни родителям, ни гостям; а сейчас, когда дети подросли, было намного спокойнее. В Хогвартсе нельзя было добиться такой тишины ранее трех часов ночи. Хотя, и это было ненадолго - через пару-тройку часиков все вновь начинали оживать. Сейчас же в Норе было тихо, лишь за окном чуть слышно скрипел снег, очевидно, под маленькими ступнями гномов.
Девочка ожила от этого ступора  в тот момент, когда старшая сестра поднялась на ноги и обратилась к Лу. Но младшая Уизли, как только Молли выпустила из рук книгу по колдомедицине, подхватила её и открыла на первой попавшейся странице, критично осматривая каждую букву. Непонятно было, что она собиралась там разглядеть, но ей необходим был громкий довод для Молли, лишь бы та сняла маску морально уничтоженного человека. Хотя бы на время.
".. магии первой ступени.. пациенту варится… индивидуальный, либо универсальный… после чего пациент наблюдается у медков от одной, до двух недель, чтобы..," - серые глаза пробежали по тексту.
Закрыв книгу, девочка демонстративно повернулась и, приподняв "колдомедицину" в правой руке, молча, указав на её обложку сестре, будто та никогда не видела этой книги.
- Ты считаешь, что чем-то можешь помочь этим..? – дрожащими губами проговорила она. – Ты считаешь, что от этого станет кому-то легче?
Вопрос Молли уже был почетно сослан в игнор. Только было приподнявшееся настроение Люси сошло на нет. Люси никому не хотела портить настроение, но наблюдать эту картину было уже невыносимо. Почти полгода прошло. Отца лечат, а она все корчится в лучах несправедливости. Кому она, что хочет доказать?

Отредактировано Люси Уизли (2011-10-29 11:23:34)

0

5

Улыбка на лице Молли из радостной стала слабой и неуверенной. Девушка открыла было рот, чтобы сказать что-то в ответ, но тут же покачала головой и закрыла его. Она даже не нашлась что сказаь. Потому она просто молча сделала пару шагов к окну, прижалась лбом к холодному стеклу и закрыла глаза. Она знала, что во всех книгах героини в печали должны встать в такую позу и скорбно сморщить носик. Это сцена глубокой грусти. И она приносит умиротворение, как бы странно это ни звучало.
А за покрытым инеем окном кружился снег – белый, пушистый, игривый. Веселые снежинки носились друг за дружкой, играя в салочки.
- Наверное, мне станет легче. - наконец отвечает Молли. Голос звучал хрипло и тихо, будто она с усилием выдирала слова из глотки. - Мне станет легче, потому что я не могу совершенно ничего не делать и ждать чуда. Я и в чудеса-то не особо верю.
Она усмехнулась и отчего с трудом сдержала слезы. Молли редко плакала. Слезы стали казаться ей чем-то до одури банальным и ненужным. Но они все равно предательски подступали к глазам в самые ненужные моменты. И неприятно защипало в носу. Стекло запотевало от ее дыхания, и на нем можно было рисовать узоры. Она чуть отстранилась и вывела пальцем собственное имя. Буквы тоскливо прижимались друг к другу, будто хотели найти защиты. Но не находили. Идиотский у нее почерк. Какая-то в нем читается безнадежность. Все школьные сочинения были написаны безнадежностью. Она отвела взгляд от надписи, словно ей стало за нее стыдно, и поспешно стерла слово тыльной стороной руки.
Она зажмурилась сильнее, когда в носу вновь невыносимо защипало.
- Какая тебе разница, Люси? - голос надломился с таким треском, будто сломалась сухая щепка. -  Давай-ка сделаем вид, что я ничего не читала и что ты не задавала мне никаких вопросов. И пойдем приготовим что-нибудь. Или просто посидим здесь, если тебе так хочется.
Она пожимает плечами, все еще не поворачиваясь к сестре. В на мгновение повисшей тишине Молли может расслышать свист вьюги за окном. Интересно, если бы звук можно было ощущать руками, то каким был бы гром? Наверное, холодным и тяжелым. Что-то есть в нем грозное, как предупреждение. "Не делай глупостей". Не будь такой грустной сегодня, девочка. Это ведь Рождество.
Она расправила сутулые плечи, снова глядя в окно и изучающие уставилась на свое отражение. Узкие костлявые плечи. Тонкая талия и совсем не идеальные, даже тощие ноги. Ничего такого особенного. Спутанные волосы свисают неопрятными паклями. Молли провела по ним руками, держа пальцы так, чтобы можно было хоть немного расчесать это гнездо. Она пригладила торчащие пряди и улыбнулась своему отражению.

+1

6

За всеми действиями сестры все также продолжали наблюдать внимательные светлые глаза. Люси смотрела спокойно, успев притормозить дрожь в коленях. Губы были сильно сжаты, чтобы вновь не вырвались какие-то вопросы, которые даже слушать никто не захочет, а отвечать и подавно. Люси было досадно лишь от того, что Молли никогда не говорит об этом происшествии. Девочки никогда не обсуждали того, что случилось с папой, никогда не плакались друг другу в жилетку, никогда не успокаивались в горестных объятиях друг друга. Девочки лишь молчали у горящего камина башни Рейвенкло. Одри также носила безжизненную маску на лице, полной скорби и жалости к самой себе и к своим дочерям, которые будто уже испытали на себе, что такое "безотцовщина".  Да и все вокруг изображали скорбь на лице, будто их отец никогда уже не вернется в семью, будто Перси никогда не зайдет в жаркий летний денек в двери их родного дома и не прокричит: «девочки, я дома!» Но это же было не так. Он был жив, не совсем здоров, конечно, но жив. Он вылечиться, он просто должен,  Персиваль  – сильный волшебник, он справится. Лу в него верила. Им всем нужно было выговориться. Нельзя таить все в себе, иначе может произойти взрыв нервной системы, это даже ребенку известно.
- Но что ты этим изменишь? – Тихо проговорила она на ответ Молли. – Как будто тебя впустят в его палату и скажут: «ну, давай, лечи своими способами».. Моллз, такого же не произойдет. Медики делают все возможное, чтобы..
Это было тяжело проговаривать вслух, и младшая Уизли предпочла оставить продолжение таиться в голове. Едва заметная ухмылка старшей Уизли и, последовавшие за ней слова, означали, что все это продолжится. Опять будет задействована книжка по колдомедицине. Она должна была сейчас подбежать и обнять рыжеволосую, но Люси не могла. Молли уже давно не смотрела в её сторону, а склонив голову, пыталась что-то разглядеть в окне.
Девочке казалось, что старшая сестра, впервые за столько лет, плачет. Наверняка она нарочно не поворачивается к ней лицом – девушка не хочет обращать внимания на свою сентиментальность. Но что следовало делать сероглазой? Стоять и смотреть на это все и изображать полное безучастие, как при просмотре фильма? Разве это будет правильным?
- Молли, прости меня, но мы не должны так вести себя. Он поправится, я знаю. – Примирительным тоном начала было она. – Он справится.. мы все вместе справимся.
Волшебница медленно приблизилась к сестре со спины и собрала руками в хвост её густые волнистые волосы. В окне отражались уже обе сестры Уизли. Тишина все стояла в доме и даже начинала пугать девочку. "В какую же рань я вскочила? Где все?"
- Мама сегодня трансгрессирует? - Резкая смена темы разговора должна была помочь избежать молчания в сложившейся ситуации. Девочка начала быстро перебирать пальцами рыжие локоны Молли, с целью соорудить косичку. Они в детстве всегда делали друг другу прически, но это ушло в прошлое, как и игра в дочки-матери, и многое другое, что почитают все дети от шести до двенадцати лет.
- И кто вообще будет на Рождество в Норе? - лениво добавила Люси.

+1

7

Молли очень любила когда кто-то заплетал ей волосы. В такие моменты она разве что не урчала по-кошачьи от удовольствия. Потому сейчас она даже глаза прикрыла и почти не шевелилась, пока сестра то ли перебирала, то ли переплетала ее слегка вьющиеся рыжие пряди. Пожалуй, из всех черт и штрихов своей внешности Молли одобряла только волосы, опускавшиеся ниже талии густым водопадом.
- Да, мама присоединится к нам ближе к полудню, наверное. - уже мягче отвечает рыжая, но в ее голусе звучит излишняя сдержанность. Она была немного не в ладах с матерью и потому предпочитала вспоминать о ней как можно реже. Поведение Одри вызывало у нее отторжение и непонимание. Она ведь мать семьи, она должна быть опорой, она должна поддерживать. А вместо этого она, казалось, существовала только за счет поддержки окружающих. Она слишком быстро сдалась, слишком быстро утратила интерес к собственной семье. Она, казалось, не жила уже - только работала, спала и ела. Молли так хотелось сжать узкие плечи матери и стряхнуть ее как следует, заставить жить, заставить бороться, заставить верить хоть в что-то. Но она лишь вяло улыбалась, вспоминая Одри в разговорах, лишь перекидывалась парой сухих фраз при встрече с ней.
- Дедушка, кажется, упоминал, что будут еще Джеймс, Альбус, Лили и тетя Джинни. - Молли в некоторой задумчивости чешет переносицу и наконец открывает глаза, чтобы снова увидеть миллионы снежинок за окном. Она любила Рождество. Для нее это был самый настоящий праздник. Земля, припорошенная белыми хлопьями снега, а если повезет, то самые настоящие сугробы, лучи зимнего солнца, пробивающиеся через пелену снежных облаков. Запах хвои, лакричные леденцы, праздничный ужин. Для Молли Рождество было сказкой, возвращением в детство. Тогда все было по-другому, и не только потому, что дома были высокими, а небо таким далеким и голубым.
Благодаря многочисленности семейства Уизли она всегда получала целые горы подарков. Много-много-много красиво упакованных коробочек, порой стоило открыть одну, как в ней была другая, и так несколько раз, пока в самой маленькой коробочке она не находила какую-то забавную безделушку. А бывало и так, что в огромной-преогромной коробке лежала такая же большая вещь.
Молли любила сама наряжать елку, и поэтому, никогда не позволяла родителям делать это с помощью магии. Она любила, проснувшись утром 24 декабря спуститься вниз, позавтракать и идти в гостиную, по центру которой уже возвышалась пушистая ель. Порой ей удавалось привлечь сестру, иногда папу с мамой. Но даже если она украшала ее одна, то все равно чувствовала какое-то странное упоение от того, что сама решает, как в этом году будет выглядеть елка.
В Норе зеленая красавица стояла при полном параде еще до прибытия Молли и Люси и это немного расстроило рыжую. Теперь она просто не знала куда себя подевать на протяжении подготовки к праздничному ужину.
Вдруг из стороны кухни послышался шум, который становился все громче и отчетливее. Спустя несколько секунд в нем можно было различить торопливые шаги и звон посуды. Молли прекрасно знала, что это означает.
- Бабушка проснулась. - с улыбкой объявила она, поворачиваясь к сестре и тем самым прерывая прекрасный ритуал заплетания волос.

0

8

Лу улыбнулась словам Молли. Младшая волшебница, по приезду в Нору, сразу же завалилась спать, утомленная долгим переездом, и не могла слышать этого разговора Молли с дедушкой Артуром. Одри дочь не видела с тех самых пор, как блестящий красный Хогвартс-Експресс увез её далеко от родного дома. Её обрадовало то, что мама приедет, и Поттеры будут. Но, к сожалению, также, как и они с Моллз, не в полном семенойм составе. У них всех прибавилось забот, а значит Рождество поможет им всем вместе забыть это хотя бы на время праздненства, расслабиться в кругу родных и просто провести время, забыв о существующем мире за пределами Норы. В прошлом году на Рождество их мама так и не смогла приехать, и отец тоже.. Зато была тетя Гермиона. В этом же году будто произошла смена караула – на смену Гермионы, опечаленной тогда невосможностью приезда Рона, приедут несчастные жены своих «потерявшихся» мужей. Все будто искали успокоения здесь, в Норе, в теплом приеме бабушки Молли. Все будто искали поддержки в её некогда пережитых страданиях. Она, как никто другой знал, что такое горечь утраты, и все бежали к ней за подмогой.
Люси все также продолжала копаться в рыжей шевелюре сестры. Ей нравилась эта близость с Молли, и младшую Уизли успокаивало это. Вот бы так почаще..
Однако Молли, не предупреждая, неожиданно резко развернулась на сто восемьдесят градусов и восторженно сообщила то, что уже и так крутилось у шатенки в голове. Она ответила улыбкой на улыбку. Но эта улыбка была чуть ироничной. Ведь это громыхание вновь вернуло девочку в реальность. Руки Лу задержались в воздухе все в той же позе, что и при заплетании волос. Девочка безнадежно опустила их, прощаясь с той тишиной и с тем спокойствием, которым был наполнен дом и разум волшебницы всего мгновение назад.
Но нет худа без добра. Скоро приедет остальная родня, и дедушка почтит их своим присутствием, а значит все складывается, как нельзя лучше. Уизли пришла в себя и схватила сестру за руки, чуть-чуть прогиная её вниз, заставляя следовать её тело за своим опустившимся корпусом.
- Давай сделаем ей сюрприз? – Прошептала она чуть погодя и прикладывая указательный палец к губам. – Что ты там предлагала  на счет приготовления к празднику?
Блеск наконец появился в глазах, и девочка уже с оживлением крутила всевозможные варианты так называемого «сюрприза». Хотя в голову упорно ничего не шло, может оттого, что нечем было удивить это поколение. Ведь Рождество – как никак детский праздник. Шатенка ещё раз критически осмотрела помещение, но ничего "недоделанного" не обнаружила. Елка была наряжена, мишура развешана, а с праздничным столом бабушка всегда предпочитала справляться одна.
Волшебница заглянула в ясные серые глаза сестры, ища в них мысль, поддержку, какой-то спасательный круг.
- Может поколдуем чуть-чуть? - Уизли помнила, как дедушка каждый праздник оживлял предметы, которые парили в воздухе. Каждый из них тогда радовал семью Уизли-Поттеров, будь то книга, того и гляди врезающаяся в стены или маленькие фигурки из бумаги, парящие в воздухе высоко под потолком, и которые было невозможно поймать из-за их быстрого полета.

0

9

- Люси, глупая, нам нельзя колдовать вне школы. Забыла что ли? - Молли широко улыбнулась, пытаясь своей улыбкой разрядить обстановку, которая благодаря одному только появлению бабушки в соседней комнате уже стала более мягкой. Она не была бы Уизли, если бы не взяла себя в руки и не предприняла все меры для устранения уныния и апатии. Ну да: вот вам Рождество, такое сказочное время, пожалуй, единственное в году, когда и магглы, и маги одинаково верят в волшебство. А этот радостный всеобщий настрой почему-то совсем не радовал. Паршивое настроение - это паршивое настроение. И никто не мог объяснить, почему оно настигло ее именно сейчас. В преддверии такого веселого праздника, как Рождество. Ведь под кроватью лежали уже давно приготовленные подарки. Купленные заранее в Хогсмиде, завернутые в яркую подарочную бумагу, на которой бегали забавные нарисованные зверьки.
Но нет, достаточно уже грустить, никому от этого ни лучше, ни легче не станет. Потому Молли вовсю думает о том, чем же можно заняться теперь с сестрой.
В доме большой семьи знаете, сколько всего сделать можно? Можно, например, подвести все-все-все часы, что находятся в доме, включая даже сумасшедшие будильники. Еще можно начисто выдраить абсолютно все полы и окна, которые только попадутся под руку, включая даже тот маленький и неприметный шкафчик, что находился в каморке. Ну и, конечно же, можно успеть нарядить домик, откопав на чердаке несметное количество гирлянд, шариков, рождественских венков и светильников. Огорчало только одно - все это уже кто-то сделал еще до прибытия сестер. Да, та же печальная ситуация, что и с елкой.
- Право, я даже не знаю, чем мы могли бы помочь. - Молли как-то рассеянно пожимает плечами и заправляет за ухо прядку волос. - Я сомневаюсь, что бабушка даже впустит нас за порог кухни. Ты же знаешь. - она закатывает глаза, затем несколько виновато улыбается, будто извиняясь за то, что ничего толкового не может придумать и обрекает Люси и себя на беспросветную скуку. Она потянулась рукой к волосам, неосознанно пытаясь попортить себе все по той же старой привычке прическу, но вспомнила, что только что Люси, кажется, там что-то заплела. И тут же опустила руку. 
И в этот момент к ней приходит мысль. Никакой особенной нагрузки она в себе не несла, оригинальностью не отличалась, да и грандиозной ее нельзя было назвать. Но она по крайней мере была, и на том спасибо.
- О, я знаю! - восклицает Молли, хлопнув в ладоши. - Мы пойдем прогонять гномов подальше от дома. Ничего интересного в этом, конечно, нет. Но мы подышим свежим воздухом и сделаем что-то хоть немного полезное. Пойдем.
Молли даже не стала слушать поступят ли возражения. В любом случае от этой внезапной затеи она не откажется, уж слишком ей хочется быть полезной сегодня. А другой возможности для этого никак не наблюдалось.
Девушка тут же ринулась к выходной двери, возле которой и оставила свою теплую зимнюю мантию, сапожки и шапку с перчатками.
- Бабуль, мы с Люси идем на улицу! - прокричала она, чтобы бабушка потом не пугалась, если не сможет найти в доме внучек. Шум на кухне сразу притих и в ответ послышались слова о пробирающем до костей холоде и высоких сугробах.
- Мы ненадолго! И мы будем осторожны! - на этих словах Молли буквально выталкивает перед собой сестру, при этом едва не вывихнув руку и выходит на улицу следом, закрывая за собой дверь.
Снег. Теперь снег падал медленно, словно в замедленной съемке. Пушистые, такие с виду пушистые снежинки кружились в завораживающем танце, притягивая взгляд. Подставишь ладонь - и снежинка перестанет быть такой пушистой, холодно уколов кожу и растаяв маленькой, блестящей в свете праздничного утра капелькой.

0

10

- Сама знаю. – По детской привычке, пробубнила  Уизли, так,  чтобы не слышала сестра. Люси надула губки. Не то, чтобы она забыла о том факторе, что им нельзя колдовать вне стен школы, просто это слетело с  уст от безысходства. Девочка хотела что-то придумать, что-то, действительно, полезное, что-то, что могло удивить новоприбывших гостей и повеселить маму, которой этого не хватает.. Но что они могли придумать оригинального? Все уже было готово. Скрестив руки на уровне живота, девочка наблюдала за действиями сестры, стараясь не пропускать её слова мимо ушей, но это у неё плохо выходило. Люси любила «отключаться» от этого мира. Она смотрела точно на собеседника, на лице оставалось полное участия в разговоре выражение, но, в то же время, волшебница была далеко от сестры. Она вспоминала прошлые их празднества в Норе. Все ещё радовалась тем моментам, где было много снега, смеха и подарков. Счастливые лица родителей и сестры, и остальных родственников, а сейчас - никого, и лишь бледный печальный лик старшей Уизли.
Неожиданный вскрик Молли заставляет девочку пробудиться от своей «спячки» и вернуться к сути не прекращавшейся болтовни. Она недовольно переступает с ноги на ногу, не веря в услышанные слова. Конечно, предложение сестры было, безусловно, полезно, но невообразимо скучно. Прогонять гномов от дома – это не самое забавное занятие, но жители Норы не оставили девочкам иного выбора. Уизли фыркнула, но все-таки послушно последовала за сестрой к верхней одежде. Поспешно натянув на себя одежку и ногами нырнув в сапоги Люси хотела вставить и свои слова в отчетность Молли перед бабушкой, но не успела шатенка обвязать шарфом шею, как её уже вытолкнули наружу. 
Как только дверь за сестрами захлопнулась, в глазах тотчас начали мелькать темные круги из-за чрезмерно яркого света. В гостиной был сумрак, а на улице, даже не смотря на довольно пасмурные облака, лежал белоснежный снег, от которого кололо в глазах. Через минуту уже привыкающие глаза начали осматривать территорию перед домом: сугробы, сугробы, сугробы, а между ними, расталкивая друг друга, вперевалочку передвигаются гномы. "И когда успело намести столько?.." – Промелькнула в голове бессознательная мысль.
- Молли, смотри какая красота! – Восхищенно вскрикнула Лу и закружилась, раскинув руки в стороны и закинув голову назад, подставляя снежинкам свое лицо. Не завязанный шарф, безвольно болтавшийся на шее, наконец, упал на белоснежный настил. Волшебница, не заметив этой «утраты» продолжала кружиться, уже вовлекая за собой старшую Уизли.  Но тут шатенка спотыкается обо что-то твердое и падает в мягкий сугроб, виновником этой случайности оказался гном с крайне недовольной и неприятной физиономией. С задорным смехом, девочка выпускает руки Молли из своих рук и, схватив гнома за костлявую ножку, отправляет его высоко в полет.
- Один есть! – Самодовольно заявила она, все ещё отряхивая одежду от холодного белого одеяла. – Теперь - черед оставшихся.
- Быстрее начнем, быстрее управимся.  - Волшебница подмигнула сестре и отправилась за вторым «летчиком-испытателем».
Вообще, если подумать, то избавление от этих вездесущих проныр не так угнетающе, как может показаться на первый взгляд. Ведь метание квоффла чем-то напоминает и это метание гномов. К тому же, ты в то же время практикуешься в дальности броска, что может помочь и в квиддиче.

0

11

Нога провалилась в снег по колено, Молли рухнула вниз, утопая в сугробе, старательно цепляясь руками за снег, который от ее горячих ладоней превращался в воду. Рыжая постаралась удержать равновесие, чтобы не упасть лицом. Ей это удалось. Она замерла, затем аккуратно встала и, проверив не потеряла ли вечно спадающий шарфик, ринулась дальше.
Очередной гном оказался сильно больно агрессивным и все пытался пнуть или укусить девушку, но она пресекла все его попытки, отправив в вольный полет, как еще двух его предшественников. Она делает это как-то бездумно, отнюдь не увлеченная процессом, погрузившаяся в более важные для нее мысли. Этих мыслей, к слову, было предостаточно. Вот сейчас она думает о чашке горячего шоколада со взбитыми сливками, минуту назад прикидывала как быстро замерзнет,а через минуту пустилась в воспоминания о прошлом Рождестве. Тогда Одри с помощью дочерей сделала замечательный ужин, а Перси весь вечер веселил семью забавными рассказами о происшествиях на работе. Например, как взбесившийся чайник укусил его за палец, когда он решил навестить своего знакомого, работавшего в отделе Чрезвычайных Магических Ситуаций. У них был настоящий семейный вечер, который отпечатался в памяти Молли светлым пятном.
Услышав скрип снега совсем рядом, Молли быстро оборачивается, ожидая увидеть еще одного гнома, но замечает только самое лучшее на ее взгляд рождественское украшение из всех, которые имелись в Норе. Это был олененок из веток, доходивший Молли до пояса.
- Привет, дружок, а почему это ты убежал от дверей? Непорядок. - Молли сгребает оленя в охапку и несет его на положенное ему место. Он хоть и большой, но совсем легкий. А еще у него такой забавный красный нос. Почему он светится, только если кто-то бывает рядом? Дедушка клялся, что не накладывал на него таких заклинаний. А, ну и леший с ним, пусть будет так. Только бы не бегал по двору или, того хуже, убегал к соседям. На прошлое Рождество приходилось слушать жалобы от тех, кому он все грядки испоптал и бегать по заснеженному двору в его поисках. Молли останавливается у двери и ставит оленя, шутливо грозя ему пальцем, мол, даже не думай больше убегать. Он роет копытом снег и фыркает в предвкушении праздника. Что же, Рождество и его по праву, Молли даже не может поспорить: возразить будет нечего. Легкий снежок засыпает его спину, чуть-чуть, слегка: лишь бы не стряхивал, ведь это так чудесно выглядит.
Рыжая делает пару шагов в направлении, противоположном дому и снова высматривает этих маленьких негодяев гномов. Снежинки медленно падают на двор, дорожку к дому, одежду и выбивающиеся из-под шапки волосы Молли. Наверное, статуя оленя сейчас все же недовольно стряхивает их с рогов.
Молли отчего-то всегда хотела сказать им, снежинкам, спасибо: за то, что таять на варежках не хотят. Они создают сказку, сами того не замечая. Все видят результат наутро, но мало кто замечает, как они тихонечко, стараясь не разбудить малышей, спускаются от декабря с неба, смешно и дорого сверкая в свете фонарей и гирлянд.
Несмышленый гном проявил явную неосторожность, уткнувшись прямиком в ногу Молли и, естественно, уже в следующий момент был схвачен за шиворот и отправлен вслед своим товарищам.
- Люси, ты там еще видишь их, а? - Молли приходится кричать, так как она совсем потеряла сестренку из виду и понятия не имеет, где та сейчас. - Я вот думаю, может немного снег расчистить, хотя бы на дорожке? Как ты считаешь? Ты где вообще?

0

12

Люси завернула за сугроб, в котором несколько мгновений назад барахталась, не способная встать. Наконец, перевернувшись на колени, девочка все-таки выбралась из-под холодного снежного одеяла. И, счастливая, погналась за следующей своей добычей. Гномы были в это Рождество какие-то гипер-активные. И за некоторыми из них девочкам пришлось побегать. Но, пыхтя и царапаясь с маленькими негодяями, Люси отправляла их одного за другим далеко за пределы их сада. Ей нравилось это. Хотя она и не наблюдала свою сестру, но её забавляло то, что Молли ведет себя как ребенок, впервые за столько лет. Младшая Уизли уже и не помнила, когда в последний раз так веселилась со старшей сестрой.
Девочка по озиралась по сторонам, но повсюду было белым-бело и нигде даже не мелькал яркий рыжий волос сестры. На минуту ей показалось, что где-то слева от неё проскочила хрупкая фигура Молли, но это было слишком быстро. Казалось, эти двое заблудились в трех соснах, но все было намного прагматичней: эта белая сказка заволакивала сестер Уизли с головой, что чуть притупляло инстинктивные задатки обоих. Да и никто из не хотел выходить из этого состояния беззаботности. Рождество будто подталкивало на такого рода глупости.
Ещё один гном полетел с кряхтеньем и бормотанием высоко к небесам. Им, конечно, все это было не в радость. Гномы итак еле находят обратную дорогу к дому, а тут их ещё шукают через каждые две недели. Обычно это делало младшее поколение Уизли, но в учебное время дедушка Артур брал все в свои руки. 
Крик Молли раздавшийся прямо за её спиной спугнул Лу, отчего шатенка выронила готовившегося к полету гнома, тот с радостным визгом отбежал на пару шагов и скрылся в сугробе. Фыркнув, волшебница подала голос. Её совершенно не порадовала идея сестры. "И как такое может взбрести в голову? –" Досадливо подумала она. "И это в Рождество! Да никто даже не заметит эти сугробы, а рыхлый снег должен всех только порадовать. Все-таки зима. Как без снега…" А болтовня Уизли все продолжались.
- Да здесь я, здесь. –Обогнув один валун, шатенка оказалась прямо перед Молли. – Ты уверенна, что это хорошая идея?
Состроив гримасу недовольства и лени, она умоляла рыжеволосую остановиться и на распугвании гномов. Но, насколько знала сама Уизли, Молли была неумолима. В голове уже витал предполагаемый ответ старшей Уизли: Им же все равно нечем заняться..
С раскрасневшимися от мороза щеками, девочка повернулась на сто восемьдесят градусов, и все-таки направилась за орудием против снега, которое валялось тут же, где-то за домом, предположительно, в сарае. Туда и направилась волшебница. Довольно быстро она отыскала лопаты. Взяв две из них, девочка направилась по обратному маршруту к Молли. Люси шла медленно, пытаясь наступать в те же вмятины, которые прежде протоптала по дороге в сарай.
- Давай сделаем это побыстрее. – Буркнула она, вручая одну из лопат рыжеволосой. – Не хочу весь день просидеть за этим занятием.
И Уизли начала ритмично сгребать снег лопатой с порожков, отправляя его то влево, то вправо.

0

13

офф: Если никто не против, я определю очередь. Из заявленных участников у нас сейчас не могут играть Молли и Гермиона, Люси под вопросом. Пока будем отписываться в таком порядке: я, Роуз, Рон, Люси (если есть возможность). Когда подтянутся остальные - переиграем.

Верчение прекратилось, когда Хью сделал шаг вперед, увидев нужную решетку. Уютная гостиная Норы лишь кое-где была украшена редкими гирляндами мишуры, в дальнем углу стояли большие коробки, из которых выглядывали еще не тронутые украшения, а у окна стояла большая, до потолка, ель. Она источала неповторимый аромат, напоминая, что сегодня праздник. В совокупности с ароматами готовящейся еды, долетающими с кухни, это оказало на Хью положительное действие. Его мрачные мысли, что все утро исправно терзали его, отступили. Стало легко и уютно. Уизли немедленно направился на кухню здороваться с бабушкой. Через пару минут к нему присоединились и мама с Роуз. Мама, естественно, немедленно вызвалась помочь, а Хью получил овсяную лепешку и был с кухни изгнан с наказам помочь дедушке украсить гостиную. Впрочем, Уизли не возражал. С готовкой лучше бабушки никто не справится, а вчетвером на маленькой кухне было тесно.
Юноша вернулся в гостиную, жуя лепешку. Дедушки нигде не было видно, зато там был отец. Хью плюхнулся на диван в середине комнаты, отломил половину лепешки и протянул Рону.
- Меня с кухни изгнали помогать дедушке украшать гостиную. - Сообщил он отцу. - Думаю, тебя отправят по тому же адресу.
Он улыбнулся, и улыбка эта была примирительной. В Норе царила атмосфера, которую не хотелось портить никаким негативом, даже если его адресат вполне заслужил негодование. Поэтому Хью предпочел оставить утреннее исчезновение отца у них дома и не тащить обиду на него к бабушке. Он прикончил лепешку и покосился на коробки с украшениями. Вряд ли дедушка будет против, если они начнут без него. В конце концов, отец здесь, у него есть палочка, и в труднодоступные места им добраться будет просто. Хью поднялся на ноги, перемахнул через диван и присел на корточки у первой коробки, доставая длинную гирлянду мишуры.
- Этим я предлагаю украсить окно.

0

14

Наконец они добрались до "Норы". Хьюго почти тут же поспешил на кухню, откуда доносились потрясающие ароматы. А Роуз для начала заглянула в гостиную.
- О, пап! Дедушка еще не пришел? Наверное опять в гараже... - Улыбнулась Роуз отцу. - Пойду помогу бабушке на кухне, а сюда скорее всего направят Хью, что бы там не мешал. - Сказала девушка и направилась в кухню.
Дым там стоял коромыслом. Еще бы приготовить праздничный ужин на такую ораву, это нужно уметь. Впрочем бабушка Молли умела и не такое.
- Привет, бабушка! - Чмокнула Рози бабушку Молли. - Чем помочь? - Хьюго уже был отправлен в гостиную. Получив указания и ножик, девушка принялась за чистку овощей на салаты и разные другие блюда.
- Надеюсь они ни чего не разобьют и не сломают, - поделилась переживаниями за мужчин семьи Роза. - Впрочем им уже не десять лет... - тут же улыбнулась она.
Девушка закончила с предоставленными ей к чистке овощами  и оглянулась. Заметив, что Роуз уже сделала данное ей задание, бабушка объяснила как и куда эти самые овощи нарезать. Чем Роуз, собственно и занялась.
- Кто-нибудь кроме нас уже прибыл? - Спросила она, пытаясь вспомнить где оставила новую, еще не прочитанную книгу.

Отредактировано Rose Weasley (2011-12-21 23:20:38)

0

15

Рон улыбнулся дочери и кивнул в ответ на ее слова. Она убежала.
Последние слова жены эхом еще отдавались в ушах, когда Рон бродил в гостиной Норы. Он, конечно, знал, что ничего хорошего за свою отлучку не получит, а, скорей, наоборот. Но тон любимой, ее лицо, жесты... Все это было слишком. Рон уже сейчас начал думать, как бы ему легко отделаться. Да что же это я? Все, Рон, соберись. Это не Темный Лорд, а твоя жена. Не будет она тебя убивать. И все равно, Рону было легче справиться с шайкой Пожирателей Смерти, нежели наткнуться на гнев Гермионы. Так уж повелось у них с Гарри с самого первого курса. Гарри... Снова напоминание о друге, хоть и мимолетное, вызвано ноющее чувство в груди. Мужчина прошел по гостиной, хорошо, что он был один - никто не увидит его лица. Гарри, друг, где же ты?.. Надеюсь, что скоро я тебя найду.
В комнату, еще толком не украшенную, вошел второй отпрыск Рона. Хью, протянув половину лепешки отцу, сообщил, что на кухню лучше не соваться, и мужчина в который раз кивнул. Прикончив лепешку, Хью подошел к коробкам в одном из углов комнаты. Рон тоже съел угощение, предоставленное ему сыном, и тоже отправился к коробкам.
Из кухни доносились голоса - девочки готовили что-то необычайно вкусное - аромат витал в воздухе, к нему примешивался аромат ели, стоящей прямо перед мужчиной, шуршащий звук гирлянд, все это напоминало, что сегодня праздник; здесь, в Норе, родном доме, все отвергало самое страшное, что могло быть. Это словно последний оплот добра в мире. Так было раньше, и, по видимому, Нора не желала расставаться с этим званием. Поэтому Рон отбросил все грустные мысли и тоже достал из коробки украшения.
- Ну что ж, начнем, - сказал Рон сыну, чуть улыбнувшись. - Бери на себя комнату, а я займусь елкой. Или наоборот?
Принуждать ребенка к какой-либо работе Рон не хотел, и поэтому старался предоставить ему свободу выбора.

0

16

- Погоди, погоди. - Хью замахал руками с мишурой. - Не забывай, что ты тут единственный полноценный маг с палочкой. Один я всю эту прелесть закрепить не смогу.
Хью посмотрел на мишуру у себя в руках, а потом на окно. Тут как минимум нужны чары приклеивания. А так как до 17 лет за пределами Хогвартса палочку с собой Хью носил исключительно для красоты и на самый крайний случай, делать всю работу придется как раз его отцу. Уизли подошел к окну и вытянул гирлянду из мишуры во весь свой рост. остатки пушистым блестящим облаком осели на пол.
- Мне ее держать, или не надо и можно просто сказать, куда лепить? - Спросил он у отца, и когда Рон сказал свое веское слово и окно было украшено, вернулся к коробке, рассматривая их первый шаг в области декорирования жилища. По правде сказать, Хью не любил такую работу. Это Лили каждое рождество ныла, что елку наряжают без нее. Уизли-то как раз такой расклад вполне устраивал. Нет ничего хуже, чем вот эти бесконечные мысли о том, куда прицепить очередную гирлянду или шарик.
- Может, снежинок на стекло налепим? Есть такое заклинание?
Теоретически ту же мишуру можно было трансфигурировать в сотни маленьких снежинок, и украсить ими многие поверхности кухни, но Хью не был уверен, стоит ли. Это получилось бы как конфети - потом еще полгода выковыриваешь этих мелких гадов из всех углов дома. Пока две мужчины Уизли решали, как быть со снежинками, дверь открылась и вошел дедушка Уизли, отряхивая зимнюю мантию от снега. В руках у него была охапка еловых лап. Он поприветствовал сына и внука и сообщил, что еловые лапы - для украшения комнаты. Их можно переплести с мишурой и шариками и повесить над камином, или сплести венок.
- Ага... Венок. По-моему, нам катастрофически нужна как минимум одна девочка. РОУЗИ!!!
С появлением дедушки дело пошло быстрее. Снежинки он одобрил, и даже вспомнил соответствующее заклятье, но пользоваться им не спешил, сообщив, что сначала нужно украсить комнату, а снежинки будут завершающим штрихом. Хью с ним согласился. По сути, с появлением дедушки ему оставалось только сидеть на диване и наблюдать, как дед с отцом развешивают украшения, лишь изредка высказывая свое мнение. Его это устраивало, ровно до того момента, как дедушка снова взялся за еловые лапы и посадил его связывать их вместе мишурой для украшения каминной полки. Елка кололась, получалось не слишком ловко, и Хью еще раз пожелал, чтобы кто-нибудь из кузин или сестра услышали эту возню и пришли на помощь.

0

17

Узнав, что Молли и Люси уже здесь, и сейчас заняты во дворе, Роуз продолжила свою работу.
Так, подарки... Подарки я купила всем. - Роуз припомнила, что и кому она решила подарить. Прикинув что-то в уме девушка кивнула сама себе и улыбнулась.
-Я закончила, - сказала она, когда все овощи выданные ей были нарезаны и отправлены в приготовленную для них посуду. И как раз вовремя.
РОУЗИ!!! - Раздался крик Хьюго. Девушка вытерла руки полотенцем и спросила. -Я еще нужна здесь?
Получив заверения, что здесь они сами справятся, а вот мужчинам похоже помощь просто необходима, девушка кивнула и вышла из кухни.

Что случилось, Хью? - Спросила Роузи, заходя в гостиную. - Привет, дедушка! - Поздоровалась Роузи, и чмокнула деда в щеку.
На окошке уже висела, правда чуть кривовато, на взгляд девушки, гирлянда мишуры. Девушка подошла и встав на носочки, аккуратно поправила неловко свисающий кончик, и чуть выделяющуюся боковину. А затем обернулась к брату. Тот держал в руках еловые ветви, явно принесенные только что, и еще сохранившие не дотаявшие снежинки, капельки влаги на иголках и зимнюю свежесть, и мишуру. Елка стояла еще пустая, без малейшего признака украшений. Похоже к ней они еще не приступали.

Отредактировано Rose Weasley (2011-12-24 01:34:34)

0

18

Если вспоминать прошлое их празднество в Норе, то можно с уверенностью сказать, что на данное Рождество их ожидала скука смертная. Хоть бабушка с дедушкой и обещали скорый приезд родни, но, ни одного рыжего волоса не было замечено, кроме снующего из стороны в сторону сестринского вихра. Изменений не было обнаружено ни через пять минут, ни через десять, ни даже через двадцать. Только снег комьями летал над головами. Уже в который раз девочке в глаз были отправлены сверкающие снежинки, соскользнувшие с лопаты Молли при взмахе. Работа была ритмичная, и поэтому Люси даже не успевала обижаться на это маленькое недоразумение. Все-таки это было не нарочно. Мелкие снежинки тут же таяли, оставляя реснички чуть влажными.
Девочка хотела было встать в полный рост, но резкое движение не дало спине разогнуться, так как сестры около получаса разгребали на порожках снег. Его и так навалило много, а за то время, пока девочки работали, он уже вновь успел покрыть землю тонкой пленкой своего настила. Наконец, шатенка смогла подняться на привычный ей уровень и расправить плечи. Уткнув лопату в рыхлый снег, она потянулась, объявляя тем самым сестре, что пора бы и отдохнуть. Молли услужливо кивнула и отправила собственную лопату в холодную землю.
Однако чуть-чуть отдохнув, рыжеволосая вновь схватилась за лопату, Лу недовольно повторила это действие, но ещё некоторое время просто так стояла и наблюдала за окружающим. Ей было лениво вновь возвращаться к нудной работе, которая уже успела надоесть, и которую она больше не принимала за развлечение. Из Норы несло различными ароматами, которые так и манили младшую Уизли внутрь. Она представляла, что, вот, скоро окажется на диване перед камином, что бабушка подаст вкуснейшее блюдо, и они вместе с Молли насладятся кушаньем, легкой болью в мышцах и удовлетворение от проделанной ими работой.
Взгляд волшебницы скользнул на окно гостиной, там, где мгновение назад было обнаружено какое-то движение. Узор, который нарисовал на окнах морозец, мешал обзору, но если приглядеться, то там можно было обнаружить силуэт юношеской фигуры. Ученица Рейвенкло моргнула, и силуэт тут же растворился, однако через какое-то время в окне вновь появились какие-то неясные, но в то же время вполне узнаваемые, очертания…
- Молли, гости приехали.. – Улыбка тут же озарила счастливое лицо Лу. Кинув лопату возле сугроба, она понеслась к дверям. Девочка не могла с точностью утверждать, кому принадлежали замеченные ею фигуры, но это были либо Поттеры, либо, также обещавшие сегодня объявиться, Роуз с Хьюго. 
Дверь под напором Лу со скрипом отворилась и в нее, вместе хлопьями снега, ворвалась шатенка. Да, она не ошиблась, на неё уже были обращены взгляды троих Уизли. За спиной волшебницы уже толклась старшая сестра, поэтому она кинулась Роузи в объятия, одновременно освобождая проход в дом Молли.
- Чего вы так долго? – С нотками обиды в голосе пролепетала Люси, выпуская кузину из объятий, и уже направляясь к Хью. Тут шатенка определила, что ещё в обуви и в верхней одежде, с которой уже начинал таять снег. Вернувшись ко входу, она стянула сапоги и куртку, после чего вернулась к родственникам.

0

19

- Погоди, погоди. Не забывай, что ты тут единственный полноценный маг с палочкой. Один я всю эту прелесть закрепить не смогу.
Рону было немного непривычно. Он никак не мог привыкнуть, что его дети не таки взрослые, какими кажутся. Что они все еще дети. Или, он просто стал реже видеть их и поэтому стал путать дом, с его двумя несовершеннолетними волшебниками и работу, с ее опасностью и коллегами, все время держащими палочку наготове? Но углубиться и развить эту мысль в мозгу, чтобы она поглотила остальные, Рон не позволил. "Рождество - семейный праздник, Рональд" - отчитал сам себя старший Уизли. - "Не отделяйся, не замыкайся"
Из сына посыпались идеи насчет украшения комнаты, но Рон, если честно, понятия не имел, как будет лучше. Поэтому он просто кивал на слова сына. Тем временем, когда украшение продвинулось не совсем далеко, в дом вошел отец Рона. Еще один мужчина внес свою лепту в украшение комнаты. Рон понимал, что втроем комнату они украсят быстро, но вот вопрос - качественно или нет? У него в голове уже проплыла мысль: "Не позвать ли Роуз?", как Хью выразил эту мысль за него, позвав сестру на помощь. Было видно, что связывать вместе ветки ели сыну удовольствия не доставляло, но Рон не мог заставить выполнять эту работу дочь.
Уизли подошел к Хью и одобрил его работу дружеским похлопыванием по плечу и улыбкой.
- Роуз, - обратился мужчина к дочери, - не поможешь? - Он кивнул на оставшуюся мишуру и игрушки для елки.
- Думаю, у тебя, как у девочки, это получится лучше. А я буду помогать. Командуй мной! - и Рон снова улыбнулся.
Работа снова закипела. Когда почти все было готово и оставалось пару завершающих штрихов, дверь дома распахнулась, на сидящих в гостиной подул ветер с улицы, а в комнату влетел вихрь под именем Люси. А следом и Молли.
- Девочки, привет, - поприветствовал племянниц Рон.

0

20

Кажется, маятник лениво начал движение в обратную сторону. Роуз услышала его призыв о помощи и вскоре появилась в гостиной. Уизли кивнул на разложенные вокруг него еловые ветки.
- Дедушка хочет переплести их с лентами и мишурой, чтобы получилось украшение для камина. Как видишь, в плетении я тот еще мастер. - Юноша усмехнулся, показывая на торчащие в разные стороны еловые ветки, кое-как перемотанные мишурой.
Тут отец, до сих пор выступавший молчаливым приложением к собственной палочке, проявил инициативу и сел за ветки. Хью, не скрывая облегчения, выбрался из этого елового плена, рассудив, что у Рона получится и быстрее и лучше, уж под руководством Роуз-то. Он отряхнул руки от иголок, и в этот момент распахнулась дверь, снова впуская в комнату морозный воздух. Хью поежился и оглянулся. Это были Молли и Люси. Вторая немедленно повисла на шее у Роуз, снова парализовав плетение украшения для камина. Многострадальная елка... Хьюго усмехнулся. Люси тем временем уже отпустила Роуз и шагнула к нему. После всех положенных приветственных объятий и поцелуев Молли отправилась сообщить матери о приезде гостей, а Люси осталась с ними в гостиной.
- Поможешь мне с елкой? - Обратился Хью к кузине, когда все снова взялись за работу.
Дедушка уже почти закончил с мишурой и снова удалился, вспомнив, что забыл в гараже что-то важное, отец с сестрой были заняты плетением, а из стремительно пустеющих коробок только две все еще были не тронуты, и из них выглядывали стеклянные новогодние шары. Хью взял один из них в руку и посмотрел на свое кривое отражение.
- С палочкой, конечно, было бы быстрее, но папа объективно сейчас больше нужен Роуз.
Он оглянулся на отца и сестру и улыбнулся им, а потом ловко повесил шар на ветку по-толще.

0

21

На несколько минут Алекс осталась одна в гостиной Поттеров. И снова возникло это чувство отчужденности. Альбус, казалось, вообще не был рад ее появлению, что немало удивило Алекс - не смотря на регулярную игру в качестве ловцов за разные команды, общение между ними всегда протекало в дружелюбной форме. Миссис Поттер была приветлива, но напряжена. То ли настороженность, то ли уже привычка... Даже Джеймс, отправляясь собираться, бросил на нее неуверенный взгляд, будто извиняясь. Алекс села на диван, обводя взглядом уютную гостиную. Тут одно из двух. Или она поторопилась соглашаться проводить праздник вне дома, или у нее паранойя. Учитывая, каким выдался конец года у этой семьи, второе было весьма себе даже вероятно, и их поведение могло не иметь к ней лично никакого отношения. Быть может, она тоже начала уставать. Пропажа мистера Поттера ее лично не касалась, но с самой первой минуты она вела себя совсем наоборот. Потому что все, что касается Джеймса - касается и ее. Возможно, это было не верным решением и своими усиленными попытками быть для него надежным плечом она упустила другой момент - не все в мире зависит от ее стремлений и стараний. И некоторые вещи просто не нужно принимать на свой счет.
Джеймс вернулся в комнату, и Алекс поднялась ему навстречу, кивнув в ответ на предложение отправиться сейчас. Почему-то ей показалось, что Алу с миссис Поттер нужно поговорить. Второе путешествие по каминной сети было длиннее предыдущего, потому что теперь им нужно было попасть за город. Джеймс пошел первым, поскольку Алекс в Норе прежде не бывала и решетка этого дома была ей не знакома. Зато знакома была широкая спина Поттера, увидев которую Алекс шагнула вперед и оказалась в уютной гостиной, где серой и рыжий мужчины занимались еловыми ветками, а школьные приятели из семейства Уизли помогали с остальным.
- Добрый день. - Джонс широко улыбнулась и подняла руку в знак приветствия всем присутствующим.
Здесь были Молли и Люси, хорошо ей знакомые из-за обучения на одном факультете (а с Молли - и на одном курсе), Хью, а значит где-то рядом и его сестра... Рыжий мужчина, стало быть, отец Хью. Алекс усмехнулась про себя. Роуз была его точной копией. А седовласый, значит, дедушка Уизли. Алекс посмотрела на Джеймса, ожидая, пока он представит ее тем, с кем она была еще не знакома.

0

22

Путешествие, чуть дольше обычного, сажа, запах гари, знакомая решетка и вот, Джеймс стоит на когда-то ярком, а сейчас чуть выцветшем ковре гостиной Норы, улыбаясь всем там присутствующим. Сзади раздался звук шагов - это Алекс вышла из камина следом за Поттером.
Комната, открывшаяся взору, уже наполовину была украшена гирляндами, елкой как раз занимались пара подростков. На диване, держа в руках еловые ветки, сидели дядя Рон и дедушка. Судя по мимике обоих, эта робота не очень то им нравилась, видимо, ветки кололи руки.
Джеймс взял Алекс за руку, совсем машинально, не отдавая себе отчета. После приветствия девушки взгляды всех были прикованы к ним.
- Всем привет, - Джеймс весело поприветствовал всех, вяло поднимая руку на уровень глаз. - Мы приехали, правда, не все. Мама, Ал и Лили будут позже. Дед, дядя Рон, вы ведь не знаете Алекс. Мы встречаемся.
Эти слова были сказаны как-то небрежно, брошены на всеобщее обозрение тех, кто этого еще не знал. Поттер это почувствовал и решил как-то это скрыть, хотя, наверно, все уже заметили.
- Помощь нужна кому-нибудь?
Джей бросил сумку на кресло и выжидающе уставился на старших, решив, что они помогут распределить "свежую кровь".

0

23

Рождество. Прекрасный праздник, не так ли? Вот и семья Гермионы и Рона решила навестить «Нору», в которой живут родители её мужа. Ранее, она проводила в этом доме много времени. Она помнит, как тут они ждали Гарри, и он приехал к ним под конец лета. И всё же они провели хоть какое-то время вместе тем летом. А сейчас, она вошла в дом со своей семьёй, а Гарри не было. Даже, не привычно как-то. Гарри всегда желанный гость в доме четы Уизли, но сейчас он не может тут присутствовать. Гермиона расстроилась по этому поводу, но на лице была счастливая улыбка и радостные глаза, правда, с ноткой грусти и отчаяния.
Она прошла на кухню, где, как и обычно, приятно пахло вкусной едой, которую приготовила миссис Уизли. Как только мама Рональда увидела её – улыбнулась, и незамедлительно поцеловала в щёчку, обнимая.
- Рада видеть, мама,- сказала она и улыбнулась своей маме. Второй маме. Она улыбалась, а затем она прошла в гостиную, так как миссис Уизли попросила, чтобы Гермиона позвала Роуз, Люси и Молли помочь ей в готовке. Она вошла в гостиную, в которой украшали ёлку. Тут и её второй папа. Как же приятно собираться всей семьёй в одном месте, и отмечать такой замечательный праздник – Рождество!
- Девочки, - сказала она, взяв за руки Лили и Роуз, а Молли шла немного позади.- Ну-ка помогать бабушке!
Бодро проговорила она, и девочки побежали на кухню. Она взглянула на своего мужа, и улыбнулась, конечно в её глазах можно прочесть не совсем радость, а даже отчаяние, но эти грустные глаза скрывала её счастливая улыбка. Она и не заметила, что до сих пор стоит в уличной одежде. Сняв её, и стряхнув с волос, практически расставившие снежинки, она повесила свою верхнюю одежду на вешалку, а затем повесила в шкаф. Гермиона огляделась, словно в первый раз. А ведь правда, она тут давно не бывала. Всё работа, и работы. Одна сплошная – работа! Которая, как ни странно, не отпускает её не на секунду. Хорошо ещё, что отпустили на Рождественские каникулы. Это радовало, а-то они могли забраковать её, и она вовсе бы не вышла из Министерства. Зато, как только пройдут Раждественские каникулы, она вернётся в это здание, и её завалят множеством работы, которая накопилась за всё это время. Обидно. Сразу же после праздников, получить кучу работы, которую нужно будет разгребать несколько дней, к тому же нужно помогать новичкам в министерстве, которые только осваиваются в её отделе.
Сейчас думать о работе было бы неправильным. Поэтому, отодвинув мысли о Министерстве магии, она принялась доставать подарки, которые они привезли и складывать их под ёлку. «Вроде бы, мы купили всем подарки…»- подарков воистину много, так как детей много. Да, и взрослых не мало! И всем нужно даровать какой-то подарок. Гермиона надеется, что им понравится то, что она и муж Рональд им подобрали. Конечно, Гермиона наставила на книгах, но Рон отговаривал её от этой идеи. В итоге, некоторым они купили занятные книги, а некоторым интересные вещички, которые решил купить Рональд. Что ж, она была не против его мыслей и идей. «Надеюсь, что Рождество пройдёт хорошо, и все останутся довольны.»- подумала она, и взглянула в окно, за которым валил снег огромными хлопьями. Сугробы уже, достаточно, велики. Но погода, в общем, прекрасная! Как раз такая, какая и должна быть на Рождество!

0

24

Аромат елки. Шелест мишуры. Звон шариков, легко ударяющихся друг об друга. Мерное тиканье часов на руке мужчины, тихонько и как-то неспешно отмеряющих время. Дурманящие запахи еды, проникающие в гостиную с кухни и заставляющие жалобно урчать живот. Приглушенные стуки тарелок, ножей, вилок... Дыхание людей, находящихся в комнате. Стук собственного сердца. Покалывание иголок, заставляющие легонько морщиться. Голоса дорогих людей, как-то неестественно громко звучащие в почти тишине комнаты. Тепло горящего камина, затопляющего комнату и согревающего не только усталое тело, но и душу, тоже порядком истощенную.
Рон почувствовал на себе чей-то взгляд и поднял голову. Тут же он наткнулся на взгляд жены, улыбающейся, в глазах которой было выражены все тревоги прошедшего времени. Рон тоже улыбнулся в ответ, чтобы не испортить праздник детям, чтобы они ничего не заметили.
Внезапно пламя камина приобрело зеленоватый оттенок, и из него, крутясь, немного кашляя и попутно отряхиваясь, в гостиную вошли пара подростков. Ими оказался Джеймс. Все те же вихры на голове вместо нормальной, как у всех людей, прически, все тот же озорной взгляд, оглядывающий гостиную, улыбка, похожая скорей на ухмылку, веселый, бодрый голос. А вот второй, точнее, вторая была не знакома Рону. "Красивая, воспитанная" - пронеслось в голове Уизли, когда Джеймс представил свою спутницу. Мужчине вдруг подумалось, что юному Поттеру не следовало приводить свою девушку в Нору. Но не потому что Рон не хотел, не желал счастье своему племяннику, просто потому, что было не время. Слишком рано.
- Здравствуйте, ребятки, - весело улыбнулся прибывшим Рон. - Джеймс, я думаю, ты мог бы помочь закончить с ветками. Венок это будет.
Усадив Поттера за работу, он обратился к девушке.
- Алекс, ты можешь просто посидеть, мы не принуждаем гостей к работе. ну, или в крайнем случае, поможешь Джеймсу, я почему-то подозреваю, что ему будет нужна помощь.
Он подмигнул Алекс и направился в сторону жены. Он слегка приобнял ее сзади, кладя подбородок на плечо и зарываясь носом в волосы любимой.
- Все будет хорошо, - прошептал мужчина на ухо жене, чтобы никто посторонний не слышал этого. В данный момент это касалось только их двоих. - Этот праздник ничем... - Рон внезапно запнулся. - ... почти ничем не хуже. Не стоит переживать.

0

25

Люси присоединилась к украшению елки, но повесить они успели всего пару шаров. Потом из камина появились новые гости. Поттеров в Норе ждали, а вот вышедшая следом за Джимом девушка стала для Уизли сюрпризом. Хью, конечно, был в курсе первых отношений Джеймса, которые длились дольше пары недель, но знакомство со всей семьей - это уж как-то совсем серьезно... По крайней мере, так считал Хью, и потом даже не пытался скрыть свою отвисшую челюсть. Хотя, руку в приветственном жесте все-таки поднять не забыл - уже хороший плюс. Джеймс же с самым невозмутимым видом представил ее родственникам и присоединился к плетению венка. Непосредственности кузена можно было только завидовать, завидовать, и еще раз завидовать.
С кухни в комнату вернулась мать, отправив всю юную женскую часть семьи в помощь бабушке. Уизли проводил их тоскливым взглядом и посмотрел на пушистую, но совершенно не украшенную елку. Если за ужином кто-то из кузенов что-то ляпнет про кривое дерево - он запустит в него пудингом, а может и чем по-тяжелее.
Украдкой Хью бросил взгляд на мать. Она выглядела совершенно спокойной и безмятежной. Будто и не было их тяжелого утреннего разговора. Больше всего Хью боялся, что она действительно сделает вид, что его не было. Не только сегодня... Вместе с отцом они сейчас смотрелись так мирно, что Хью вдруг осознал, что совершенно не представляет собственную семью, где одного из них не будет. Внутри него появилась решимость сродни той, что в прошлом году заставляла его след в след ходить за Лили - не допустить, чтобы сон сбылся. Любым способом. Даже если собственная мать будет ставить палки в колеса.
Хью отвел взгляд от родителей, и почему-то задержался им на Алекс. Взгляды их встретились, Хью мельком глянул на шар от елки в своей руке и кивнул на него Джонс. Мол, помощь будет очень кстати. В конце концов, вкус у ловца Рейвенкло всегда был неплохой, да и с ролью декоратора девушка всяко лучше справится.

0

26

Вот так просто. Это Алекс, мы встречаемся. Джонс улыбнулась и сжала пальцы Джеймса. Эту черту она в гриффиндорцах всегда любила: простота, непосредственность и смелость. Если бы она приглашала Джеймса к Джонсам на ужин, то наверняка вся извелась бы и замучилась вопросами из разряда: "как представить?", "во что одеть?", "куда посадить?", "что посоветовать говорить?" и еще вагон и маленькая тележка. Для Поттера все этой дребедени не существовало в принципе.Это здорово упрощало жизнь.
Седой лысеющий мужчина оказался дедушкой Уизли, о котором она столько слышала от Молли. Молли, кстати, была здесь же и немедленно подлетела к Алекс с объятиями. Джонс тоже скучала по ней. Из-за должности старосты свободного времени у Моллз теперь практически не было, и виделись они в основном на тренировках по квиддичу. Но и там мельком - позиции разные, соответственно и задания им Дэвис давал разные. А между тем, девушка уже очень о многом нужно было поговорить. В частности о том, что Чарли в последнее время в разговоре уж больно часто стал упоминать имя Уизли... Откуда-то из глубин дома появилась красивая невысокая женщина, лицо которой Алекс с детства знала по карточкам от шоколадных лягушек. Рядом с ней почему-то душа сразу уходила в пятки и отчаянно хотелось казаться как можно лучше. Гермиона была своего рода кумиром для Алекс: ярчайший пример человека, который начинал с абсолютного ничего и в итоге добился всего - отличная работа, прекрасный муж, который немедленно направился ей навстречу, и двое замечательных детей... Она перевела взгляд с Гермионы на Хью и не смогла сдержать улыбки. Эти двое были похожи до безобразия.
Молли, Люси и Роуз тем временем отправились на кухню.
- Я тоже могу помочь... - Начала было Алекс, но мистер Уизли ее остановил.
Оставалось только кивнуть и отойти в сторонку, чтобы не мешать украшать дом. Именно тогда Хью поймал ее взгляд и кивнул на елку. Собственно, это был не плохой способ внести свой вклад. Аккуратно перешагнув еловые лапы на полу, Джонс направилась к елке.
- Чем тебе помочь? - У улыбкой спросила девушка у Хью. - Шары? Крупные лучше вешать ближе к полу, а мелкие - повыше. Вот так.
Алекс подцепила пальцем небольшой красный шар из коробки и повесила его на одну из верхних веток.

0

27

О, Мерлин и Моргана, как же он ненавидел, когда взрослые заставляли его работать! Не важно, сложная или простая была работа - для юного Поттера она все равно была непосильна. Он ее просто на дух не переносил, и, когда представлялся случай, всегда старался ускользнуть от выполнения ее. Но сейчас это было невозможно: потому что вокруг было много народу и потому что рядом была Алекс.
Джеймс, выслушав поручение дяди Рона, уселся на диван, где только что сидел он сам и взял из его рук недоделанный венок. Еловые ветки неприятно кололи руки, что было совсем непривычно и как-то противно. Джеймс уже не слышал ничего, что говорили вокруг. Он, высунув язык, словно маленький ребенок, замысловато скреплял между собой еловые ветки так, как показал ему дедушка Уизли. Джеймс, исколов себе все руки, мечтал поскорей отделаться от работы. Он поднял голову, оглядывая комнату. В ней было не так-то много народу: дед сидел рядом, усердно кряхтя над венком; Уизли стояли у окна, обнимаясь. Юному Поттеру это напомнило об отце - он, временами, тоже обнимал маму вот так, нежно, ласково. на этот раз грусти не было, на ее месте появилась радость, но какая-то странная, словно радостное воспоминание о давно умершем человеке. "Папа не умер!" - одернул себя Поттер, переводя взгляд на Хью и Алекс. Он всего лишь мгновение смотрел на нее, улыбаясь и подумав, что правильно сделал, что позвал ее встречать Рождество. Затем снова вернулся к работе.
Через несколько томительных минут венок был закончен и Джей со спокойной душой мог выпустить его из рук. Аккуратно, чтобы потом не пришлось переделывать, он положит венок на широкую спинку дивана и направился к елке.
- Я тоже хочу поучаствовать, - сказал он, весело улыбаясь. - Вам же нужен дылда, чтобы достать до верхушки.

0

28

Муж, как и подобает верному спутнику жизни, пытался ее подбодрить. Как будто она не видела этот его блуждающий печальный взгляд и напряжение в фигуре... Десяток лет назад он бы, наверное, бегал по комнате, срывая со стен мишуру, и кричал, что никто ничего не будет праздновать, пока они не найдут его лучшего друга. Когда они успели так измениться?.. Гермиона склонила голову на бок так, чтобы теперь она покоилась у мужа на плече. Он сам не верил в то, что говорит. Знал, что она не верит. Наверное, как и все остальные в комнате, если бы они слышали его слова. Но Гермиона смотрела на сына и помнила их утренний разговор. Помнила, как уговаривала его не взваливать на свои плечи больше, чем он в этом возрасте может унести. Ради него и Роуз стоило притворяться. Дети не должны знать о проблемах взрослых. Чем дольше они останутся именно детьми, которые могут переключаться, искренне радоваться празднику даже в сгущающемся вокруг мраке, тем лучше. И она не сделает ничего, чтобы помешать им. Женщина улыбнулась.
- Да... Нам всем давно нужна была передышка и отдых.
Миссис Уизли откинула голову назад, чтобы видеть лицо мужа. На курсы Авроров он ходил еще слишком недолго, чтобы научиться скрывать свои истинные эмоции так же профессионально, как это делала она. Поэтому пока еще его мимика и взгляд очень многое могли рассказать ей. Гермиона видела печаль, но кроме нее, как ни странно, умиротворение. Женщина окинула гостиную взглядом. Это было ей понятно. Нора была домом, где он вырос. Его крепостью с самых юных лет. Если сейчас он и мог где-то чувствовать себя защищенным, то только здесь. Гермиона потянулась к его щеке и приложилась к ней губами.
Взгляд ее снова начал блуждать о комнате, снова и снова возвращаясь к сыну, к его утреннему рассказу. Чтобы не испортить ей же самой данную установку на праздник, миссис Уизли принялась разглядывать Джеймса. Крестник, казалось, еще прибавил в росте за три месяца, что она его не видела. Зелье какое пьет, что ли... Потом взгляд остановился на хрупкой фигурке Александры, которая, как и подобает единственной женщине в мужской компании, уже взяла на себя миссию руководителя по наряжанию елки. Девочке, однако, было неловко. Она старалась это скрыть, но опытный глаз не обманешь. Мисс Джонс явно была не уверена, что ей следует сейчас находиться здесь. Гермиона подняла взгляд на мужа и поняла, что Алекс в этой мысли не одинока. Женщина положила руки поверх обнимающих ее рук Рона и сжала их.
- Хорошая девочка, правда? - Произнесла миссис Уизли, желая подтвердить свою догадку.
Она-то как раз понимала смысл нахождения здесь Александры. Джеймсу нужен был кто-то рядом, кто целиком поглощен только его эмоциональным состоянием. Этакий персональный подбодритель. Ни Джинни, ни брат с сестрой не могли дать ему этого - слишком заняты были собственным горем. Не мог он рассчитывать на подобное и от родни - слишком хотел в их глазах выглядеть сильным, со всем справляющимся. Чтобы быть достойным отца... Алекс же ни с кем из присутствующих не имела сильных эмоциональных связей. Так что для нее существовал лишь Джеймс и желание отвлечь его от грустных мыслей. Что ж, значит именно здесь ее место. Так и должно быть...
Дедушка Уизли закончил с гирляндами. Гермиона поймала его взгляд и поняла, что елка - последний штрих в украшательстве гостиной. А ей тоже нужно было чем-то себя занять, да и детей явно пора было спасать от исколотых рук и будущих разбитых шаров. Она мягко высвободилась из объятий Рона и шагнула к троим подросткам.
- Пропустите тяжелую артиллерию. - Гермиона мягко отстранила Джеймса с дороги и достала палочку. - Исколотые руки в праздник - не лучшее украшение. Джеймс, Хью, помогите дедушке с установкой стола. Алекс, дорогая, ты не могла бы присмотреть за ними? Если кому-нибудь на ногу упадет молоток или столешница, это будет не многим лучше исколотых рук. Рон? Я женщина многозадачная, по помощь мне бы отнюдь не помешала.
Она оглянулась на мужа и поманила его к себе. Легкий взмах палочки, и шары принялись сами прыгать на елку, пока Гермиона, как профи-дирежер, распределяла их по веткам.

Отредактировано Hermione Weasley (2012-02-29 19:27:14)

0

29

Мужчина видел, что его жена не очень-то верит его словам, явно желает высказаться обо всем, что происходит. Да, он прекрасно понимал ее, у самого на душе скребли кошки. Он готов был выть от отчаяния, от того, что все теперь не так, как прежде. Иногда он думал, что зря подсел к Гарри в Хогвартс-Экспрессе первого сентября много лет назад. Иногда, когда было особенно тяжело, Рон сваливал все на случай, но легче переживать все удары судьбы отнюдь не становилось. Становилось только хуже. Вот и сейчас, он пытался сбросить с себя тяжелое бремя ожидания, тяжелое бремя обещания найти лучшего друга - он слишком устал, чтобы бороться. Но, видимо, за многие годы желание довести дело до конца побеждало лень и боль.
Поцелуй Гермионы, легкий, ненавязчивый, немного отвлек от грустных дум.
- Отдохнем, милая, отдохнем, - отозвался мужчина, слегка кивая жене и обнимая ее. Он зарылся носов в ее волосы, глубоко вздыхая их аромат, совсем как много лет назад, когда они только начинали жить вместе. Это возвращало его назад.
- Да, хорошая, - ответил Уизли как-то холодно. "Не время. Слишком рано" - вертелось на языке.
Гермиона вдруг высвободилась из объятий мужа, Рон, вскинув брови вверх, провожал жену глазами. Услышав, что задумала женщина, Рон весело хохотнул.
- Ну что ребятки, слышали приказ? - Рон подошел ближе, улыбаясь и снова возвращая руку на талию жены. Так он чувствовал, что она рядом, будто боялся потерять и ее. - Вперед, чего стоите!

0

30

Джонс поняла его намек и присоединилась к украшательству. Уизли посмотрел на нее с благодарностью и принялся развешивать шары в соответствии с озвученной схемой. Они были двух цветов, в распределении цветов Хью понимал еще меньше, чем в размерах, и потому просто брал по очереди то один, то другой, предоставив все остальное Алекс. Скоро к ним подрулил и Джеймс, в рекордные сроки справившись с гирляндой. Уизли выглянул из-за его плеча и увидел, как дедушка прилаживает ее над камином.
- Джеймс, где ты раньше был, а? Мы бы за минуту управились. - Хью усмехнулся и дружески поддел кузена в плечо.
И раз уж тот так горел желанием присоединиться к работе, Уизли сунул ему в руку коробку с самыми мелкими шариками и ткнул пальцем в верхушку елки.
- Это нужно развесить там. Верно, Алекс? - Юноша с долей сомнения посмотрел на Джонс.
Все-таки, рулила процессом именно она. До тех пор, пока мать не решила, что пора вмешаться. Хью и до этого ловил на себе ее пристальный взгляд, но ее желание поактивничать все равно оказалось для его неожиданным. Уизли улыбнулся, вежливо поклонился и отступил в сторону.
- Стол так стол.
Стол дедуля Уизли как раз устанавливал перед камином, в центре комнаты. Вернее, он его уже установил с помощью заклятья воздвижения, но стол был шатким, и главной задачей было укрепить его так, чтобы он не рухнул под тяжестью всевозможных яств, что готовила бабуля Уизли и сестры в этот самый момент. Юноша встал во главе стола и почесал за ухом. С палочкой было бы сподручнее, но даже дедушка пока отложил ее в сторону, чтобы не искушать внуков.
- У него ножки разной длинны? Или дерево рассохлось? - Решил уточнить Хью.
Как оказалось, проблема была во всем сразу. "Напомнить родителям в следующий раз подарить им новый большой стол..." - Подумал Хью, поднимая с пола молоток деда и пристально разглядывая стол.
- Под ножку можно деревяшку подложить и прибить. А если где дерево треснуло - скобку поставить. Так, деда?
Хью любил вместе с дедулей Уизли повозиться в его гараже, поэтому молоток с ножовкой в руках умел держать с самого нежного возраста, равно как и отвертку. В свое время это стоило его семье не одно разобранного до винтиков будильника и даже одного радиоприемника.

0


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Рождество в Норе, 2019 (24 декабря 2019г.)