Harry Potter: The Next Generation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » You Can't Handle the Truth (29 июля 2023 г.)


You Can't Handle the Truth (29 июля 2023 г.)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Участники отыгрыша
Dominique Weasley, Louis Weasley

2. Локация
Съемная квартира Доминика.

3. Год события, месяц
29 июля 2023 г.

4. Краткое содержание планируемого отыгрыша, его отправная точка.
Очень больно и обидно, когда близкие люди отдаляются или даже рвут все связи с родней. А еще обиднее, когда ты не знаешь конкретной причины, повлекшей за собой такие разительные перемены. Луис, желая разобраться в ссоре отца и старшего брата, наведывается к последнему на съемную квартиру.

0

2

Спокойствие, спокойствие, все нормально, все хорошо. Он повторял  это достаточно долго, убеждая себя, что все образуется, что Доминик передумает и вернется домой. В конце концов, что такого произошло, что он резко съехал на новую квартиру?  Но прошла неделя, две, а Дом так и не соизволил появиться в стенах Ракушки. Сам Луис не знал причины резкой перемены. Зато отец в курсе, но молчит как партизан на допросе...
В общем, одним прекрасным утром терпение белобрысого лопнуло и он решил навестить брата в его новой квартире. Момент был на редкость удачный: родители на работе и не станут препятствовать. Одев легкую мантию он направился к камину. Конечно, нужно было отправить сову и известить старшего о приезде, но не в том расположении духа был Луи, чтобы ждать еще хоть полчаса.
-Инсендио. В камине вспыхнул огонь, Уизли взял с полки мешочек с летучим порохом и кинул небольшую горсть в огонь, который тут же стал изумрудно-зеленым. Он назвал адрес и его резко затянуло в трубу.
По правде сказать, он точно не знал, есть ли в квартире брата камин и доверился лишь на шестое чувство. Дом вообще ничего не рассказывал о своем жилье, только прислал как-то записку с адресом, мол, нужен- ищи здесь. Будет печально вылететь в другой квартире. Тут Луису вспомнилось другое путешествие, полтора года назад, когда он возвращался домой через камин в доме старшей сестры. Кажется Вик говорила, что во всех старых домах они мелкие. Гриффиндорец усмехнулся, представив, как он со своим ростом вылезет из такого жалкого сооружения, но его опасения не подтвердились. Путь завершился и он оказался в немного тесноватой, но уютной гостиной. Блондин не на минуту не сомневался, что попал куда нужно: только братец, с его тягой к порядку мог содержать свой дом в таком безупречном состоянии. Идеальнее было бы только у Петунии Дурсль, о которой дядя Гарри как-то на Рождество рассказал Луи и его кузенам.
Доминика в комнате не оказалось. Как видимо и во всем доме, иначе брат тут же пришел бы узнать кто пожаловал. Ладно, подождем. Надеюсь, он ненадолго. Лу присел на кресло темно-синей расцветки и еще раз окинул комнату взглядом. На жерди около клетки мирно посапывала Элли. Чуть левее тикали часы. Не успел парень взглянуть на них, как те начали пищать, тем самым извещая о том, что пробило десять утра. От громкого звука сова проснулась и, признав в Луисе знакомого, подлетела за порцией ласки. Он, теперь уже поглаживая птицу по голове, также оценил горшок цветов, стоящий на комоде, диван, книжный шкаф, столик и еще массу вещиц. Если не знать, то сразу и не скажешь, что в этой квартире живет волшебник. Пока не посмотришь названия книг. Гриффиндорец не сомневался, что уезжая из Ракушки Дом забрал большую часть своей библиотеки. Он уже хотел было взять что-нибудь почитать, чтобы скоротать время, но послышался звук открываемого замка и в дверном проеме показалось безмятежное лицо Уизли-старшего.
-Доброе утро, рыжий. А ты, я посмотрю, неплохо устроился. Луи говорил самым спокойным голосом, на какой был вообще сейчас способен, хоть внутри все бурлило от злости на братца. Но еще дома он подумал, что наехать на Доминика всегда успеет и решил сначала поговорить спокойно. Более или менее. Сегодня на редкость хорошее утро и ты сделаешь его еще лучше, если наконец расскажешь мне, почему переехал в сие уютнейшее холостяцкое гнездо. Белобрысый, сам того не замечая, к концу предложения добавлял все больше и больше стальных ноток и последние слова прозвучали чуть ли не с угрозой. В общем,- взяв себя в руки проговорил он снова дружелюбным голосом,- вздумаешь прикинуться троллем и Вторая Магическая покажется тебе доброй сказкой.

офф

Надеюсь простишь за то, что я немного пофантазировал на счет облика твоей квартиры.

Отредактировано Louis Weasley (2012-08-02 21:51:15)

0

3

Работа оказалась хорошим способом отвлечься. Он с головой ушел в занятия на курсах, полностью отключая мысли, не связанные с заданиями наставника, и начал добиваться неплохих результатов. По крайней мере, так ему говорили... Бонусом к успешным тренировкам стала еще и жуткая усталость. Когда он приходил в свой новый дом после тренировок, ему не хотелось ничего вообще, и сил о чем-то думать просто не оставалось. Рыжий падал в кровать и засыпал до утра. А потом - снова работа. Такой цикл вполне его устраивал, хотя Чарльз с Джеймсом уже начали косо поглядывать. Мол, совсем парень зафанател от своей работы, надо бы привести его в чувство. Главная проблема заключалась в том, что приходить в чувство Дому совсем не хотелось. Это значило снова начать думать о чем-то, кроме нейтральных тем. Снова и снова прокручивать в мозгу мысли об измене отца. Представлять его с мисс Бэнкс и задыхаться от возмущения и ярости. Он от этого устал. Последние месяцы перед переездом и так были сущим адом. Должно было пройти больше времени, чтобы притупились воспоминания. Тогда он будет способен взглянуть на них беспристрастно. Конечно, отца он простить все равно не сможет, но у него по крайней мере появятся силы делать вид, что ничего не случилось. Для брата с сестрой, для матери... Для них неведение - благо. Рыжему не хотелось, чтобы они испытывали то же, что пережил он, когда заглянул в злосчастный омут. Особенно маме это было не к чему. Она до сих пор любила отца, пусть он и не заслуживал этого совершенно.
Доминик еще у двери понял, что у него гости: было потревожено одно из сигнальных заклятий, которыми он обвешал дом сразу после того, как они прошли эту тему в Аврорате. Рыжий тихо вздохнул. Кто бы там ни был, у него уже не осталось моральных сил для разговора, и гостю придется удалиться, или общаться со спящим телом. Доминик повернул ключ в замке и вошел в свою новую обитель.
- Утро?.. Ух ты...
Это был Луис. Хуже и придумать нельзя, потому что младший отличался дотошностью, и Уизли уже знал, зачем он пришел. Пожалуй, ситуация была бы более невыносимой, только если на его месте сидела бы Виктуар. Рыжий сбросил с плеча рюкзак (удобная штука, когда живешь в маггловском районе, и помимо нужных для Аврората вещей приходится таскать с собой еще и мантию - из дома в ней не выйдешь, не привлекая внимания) и помассировал затекшие плечи.
- Луи, я правда рад тебя видеть, но я почти сутки не спал. Мы можем поговорить об этом в другой раз?
Рыжий прошел мимо брата на небольшую кухню, достал палочку и принялся готовить себе чай с умиротворяющим бальзамом. Можно было обойтись и без него, но тогда Доминик совершенно не чувствовал себя отдохнувшим после сна.
Кроме того, перспектива разговора с братом немало его напрягала. Врать Уизли не любил, а правду сказать все еще не считал правильным. Сейчас мир младшего брата был цел и невредим. Там был сильный, справедливый отец, утонченная, добрая мать: все роли на своих местах, все так, как должно быть. Что случится, если Луи узнает правду, Доминик не хотел думать.
Закончив с чаем, рыжий вернулся в гостиную. Брат все еще был там, и похоже, Дому уже пора было придумывать легенду по-убедительнее...

0

4

Первым, что бросилось в глаза были темные круги на лице брата и смертельная усталось, которая чувствовалась даже в его походке. Конечно, Луи изредко, но все же получал письма от Джеймса и был в курсе, что Дом допоздна засиживается в штаб-квартире авроров, но, если честно, ожидал не такого плачевного состояния. Он еле волочил ноги и если бы кто-то предложил ему, скажем, пробежать километр, то он бы не преодолел и половины пути, но, возможно, это было только мнение не на шутку напуганного Луиса.
-Ты, видимо, совсем со своей работой крышей поехал? Погляди на себя! Не человек, а зомби какой-то. Да если бы мама...,- от нахлынувших чувств он не мог даже говорить. Да, для многих работа- способ отгородиться от проблем, но у всего есть предел. Он несколько устало вздохнул,- завязывай, Дом.
Он с беспокойством наблюдал, как брат снимает с плеч рюкзак. Почему-то блондину казалось, что Ник того и гляди упадет на ближайшее кресло и уснет крепчайшим сном и его догадка грозила подтвердиться, когда рыжий, пользуясь сложившейся ситуацией, попытался отмахнуться от проблемы из-за которой Лу и нагрянул на эту квартиру.
Пока братец наводил себе чай, мозг Уизли-младшего усиленно работал и, кажется, уже был готов взорваться от перенапряжения. С одной стороны, Доминик действительно очень устал и нуждался хоть в малейшем отдыхе. Получается, что оставшись, Луис будет противоречить сам себе. Только что выговорил Дому за то, что тот совсем не отдыхает и сам же будет ему мешать. А с другой стороны, ему настолько надоело неведение, что он уже спать нормально не может- все ищет причину из-за которой брат мог поссориться с отцом.
Дом вернулся с кухни и, наверное, надеялся, что Лу сейчас же уйдет и даст ему нормально поспать, но тот продолжал все также невозмутимо сидеть в кресле. Запах чая приятно дурманил и немного мешал думать.
Наконец, взвесив все за и против, он решил, что отдохнуть будущий аврор может и через полчаса, а он сам не собирается уходить с пустыми руками. Уизли поднялся со своего места (при этом согнав недовольную сову) и решительным шагом подошел к брату.
-Нет уж Дом, мы не будем говорить об этом в другой раз. Требую всю правду здесь и сейчас.
В конце концов, что такого ты можешь мне рассказать? Врятли это будет настолько ужасно.
Правда, он сильно ошибался и не знал, что о сегодняшнем дне будет жалеть еще очень долгое время...

Отредактировано Louis Weasley (2012-08-08 16:23:34)

0

5

Если бы мама... Его коробило от этих слов. Потому что мама вполне могла пережить вещи по-страшнее трудоголика-сына. Доминику все еще было дико представлять отца с другой женщиной, а за реакцию матери он и вовсе не смог бы поручиться. Потому что она его любила так, как ни Дом, ни Луи, ни Виктуар никогда не смогут любить. Просто потому, что это был совсем другой вид любви. И теперь Доминик очень надеялся, что никогда не испытает подобных чувств - слишком уж болезненным бывает предательство.
- Если не работать - хорошим Аврором не стать. Тяжело в учении - легко в бою, слыхал такую поговорку? Магглы ее любят очень.
Рыжий еще пытался шутить и имел смутную надежду отвязаться от Луи без последствий. В конце концов, Уизли не чуждо было чувство уместности, а Дом явно не выглядел готовым к беседам. Оставалось надеяться, что чувство такта в брате победит... Он, конечно же, сильно ошибался. Молодой человек устало опустился в кресло и вытянул гудящие ноги. Так было намного лучше. К голове уже подкрадывалась приятная пустота, и Доминик с готовностью пригубил чай, чтобы ускорить процесс.
- Правду о чем?
Его надежды на тактичность брата стремительно летели в тартарары. И судя по решительному выражению на лице младшего, тот был готов идти до победного конца. Значит, будет сложнее. Преимущество было явно на стороне младшего: тот был выспавшимся и отдохнувшим, а еще пылал праведным гневом. "Сам виноват... Надо было не психовать, а придумать для родни уместное объяснение..." - Мрачно подумал Доминик и вздохнул. Чай почему-то не действовал так быстро и эффективно, как обычно.
Если бы он тогда мог... Рыжий прикрыл веки и помассировал переносицу. Когда он покидал Ракушку, ему хотелось одного: убраться оттуда как можно скорее и забыть лицо человека, который был его отцом. Раз и навсегда. Больше ни о чем он думать не мог. Напрасно, совершенно напрасно. Теперь вот приходилось пожинать плоды былой непредусмотрительности.
- Как там мама?

0

6

Тяжело в учении - легко в бою... Нет, Дом будто не слышал его. Будто их отделяла стена. И сколько бы Лу не кричал, брат его все равно не поймет. Но бейся головой как угодно долго - окно  с одного раза не пробьешь. Нужно долго и старательно разбирать преграду по кирпичикам.
-Если не работать - вообще никем не стать, не только аврором, но сделай одолжение лично мне и работай...ммм... на пару часов поменьше, хорошо?
А может старшему было просто наплевать и все то, о чем здесь говорит Луи, пустой звук для него? Он не знал, но очень хотел разобраться. Брат с написанным на лице удовольствием устроился в кресле. Луи же не сиделось и он ходил туда - сюда по комнате.
- Правду о том, почему же ты так быстро слинял из дома. Ни объяснений причины, ничего вообще. Перед глазами так и стояла картина того, как Доминик собирает свои вещи и уходит, так ничего вразумительного и не сказав. Даже одно чертово письмо не потрудился написать. И ты думал, что я буду наслаждаться каникулами? Жить как ни в чем не бывало? Ну так ты ошибся, рыжий.
Луис остановился и несколько удивленно посмотрел на брата. Тот все еще пытался перевести разговор в другое русло. Хитрый лис, ничего у тебя не выйдет.
- Мама? Неплохо, вся в работе. Первое время, конечно, сильно переживала, но сейчас вроде бы успокоилась,- запах чая настолько соблазнял, что блондин решил навести и себе тоже, поэтому дальше уже кричал с кухни,- А может и нет, просто я не вижу.
Он порылся в шафах, нашел все, что необходимо и кинул в заварник. Палочка все сделала за него и уже через пару минут парень снова появился в гостиной. Он отхлебнул немного чая, чуть не обжег язык и отставил чашку в сторону. Ай, горячо.
- Мы отошли от темы. Что там у тебя случилось?

---

что-то не идет у меня вообще Тт

Отредактировано Louis Weasley (2012-08-21 17:21:24)

0

7

Доминик усмехнулся и посмотрел на брата. Луи был хорошим парнем. В меру бедовым, в меру ответственным, в меру веселым. Самый удачный ребенок у их родителей. Не зря говорят, третья попытка всегда особенная. А еще Луи был больше похож на мать, чем на отца. Жирный, очень жирный плюс. Потому что на себя Дом частенько не мог взглянуть в зеркало, не испытав желания ту же размолотить его к чертям. Одинаковые черты, цвет волос и глаз... Природа будто специально так жестоко над ним пошутила. А от приветливого поведения профессора Бэнкс теперь тошнило еще сильнее - в нем просто видели помолодевшую копию бывшего любовника, а ему противная была сама мысль об этой женщине. Она злила его самим фактом своего существования ничуть не меньше, чем отец.
- Тогда это показалось мне отличным решением. - Уизли невесело усмехнулся. - Ты полностью отказываешь мне в праве на личную жизнь, да, братец?
И все-таки, обращенный к Луи взгляд был все тем же добрым, покровительственным, хоть и усталым. Луис во многом был похож на самого Доминика еще пару месяцев назад, когда тот искренне считал семью своей собственностью и тоже не понял бы, если бы кто-то из них решил самоустраниться из его жизни ничего не объяснив. Быть может, именно понимание этого и не давало рыжему прямо сейчас пойти в спальню и отключиться. Это было бы не совсем честно по отношению к брату, да и тот бы дождался его пробуждения, с него бы сталось.
Чай начал действовать, его обволакивало тепло, тело расслабилось. Напряжение уступило место равнодушию. Тогда-то Уизли и понял, что сам себя загнал в ловушку. Не стоило позволять себе расслабляться в присутствии брата. Тот ведь пришел сюда за ответами, а в текущем состоянии Уизли не стал бы ручаться, что не даст ему их, если тот правильно построит вопрос. Пофигизм - страшная штука, намного более опасная, чем гнев.
- Я уже говорил. - Доминик устало помассировал переносицу. - Я достаточно взрослый, чтобы начать жить самостоятельно. Не хочется, опять же, маму тревожить постоянными отсутствиями до утра. А если еще и боевая рана случится - так ее же вообще удар может хватить.

как-то так

Бро, заметь, что я ничего не спрашиваю про отца. Надо нам как-то выйти на него в разговоре.) А потом можно будет оттолкнуться от того, что Дом явно злится, когда Луи говорит о нем, и как-нибудь раскрутить меня на откровение.

0

8

Лу скрыл искреннее непонимание за грустной улыбкой. Мы часто принимаем поспешные решения, торопимся с выводами, а потом, держась за голову, думаем о том, что можно было поступить иначе, лучше. И для себя, и для остальных. Но назад уже не вернешься и ошибок не исправишь. Сам Луи пока не сильно сомневался в своих поступках и не сожалел о содеянном. То ли по причине своего маниакального оптимизма, то ли из - за недостатка опыта за плечами и прожитых лет. Жизнь еще не успела ударить его лопатой в спину и потому он, может быть несколько наивно, считал, что простить можно все. Или практически все, а сожаление - вещь глупая, бесполезная и абсолютно ненужная. Мы живем слишком мало, чтобы тратить свои часы на то, что никакими силами уже не исправишь. Постоянно размышляя о прошлом ты упускаешь из вида настоящее. Так не лучше ли вынести вывод и дальше идти не оглядываясь? А если и оборачиваться, то только чтобы вспомнить хорошее.
- Личную жизнь, Дом, можно строить и не отдаляясь от родни. Рядом с семьей даже легче.
Он действительно так думал. В семье тебя поймут, помогут, дадут тебе совет. Семья - своеобразный корабль, плывущий по морю. Родные - экипаж. И каждый важен, каждый для чего - то нужен. Без капитана не будет слаженности, без кока комнда умрет с голоду. Если все в сборе, то можно плыть куда угодно. Вдруг упадешь за борт - тебя обязательно вытащат. Плевать на непогоду и буйное море - все наладится, снова выглянет солнце, а небо станет ясным.
- Как по мне, то ей будет намного спокойней, если ты будешь возвращаться домой. а не на съемную квартиру. Да и отцу тоже... Уизли представил, как мама рано или поздно отойдет от неожиданного ухода старшего сына и начнет постоянно ворчать о том, что ему же нечего поесть, некогда убраться в доме и вообще никто о ее Доминике не позаботится, папа будет угрюмо молчать, но на досуге просматривать семейные фото. Картинка вышла настолько яркой, что Лу сам в нее чуть не поверил.
Отправляясь на новую квартиру брата он думал, что будет уговаривать его вернуться для матери и отца, но на самом - то деле делал все исключительно для себя. Луис все никак не хотел признать, что брат ему нужен рядом, а не где - то в другой части Лондона. Нужен за соседней стенкой, хотя бы для того, чтобы в очередной раз упрекнуть за мусор в комнате или еще одну взятую без спроса книгу. Все эти годы это казалось привычным, тем, что всегда будет, но рыжий ушел и все остальное тоже покинуло Ракушку. Ни тебе совета, ни очередной беззлобной шутки в сторону Дарвина. Без Доминика было сложно, как без света. Но ни о чем об этом он бы никогда не сказал. Вот и получается, что врал и себе, и брату. Как говорится, если хочешь обмануть кого-нибудь — сначала обманись сам.

0

9

Доминик усмехнулся замечанию брата. В этом вопросе их с братом точки зрения всегда расходились. Когда Виктуар в 18 лет ушла из дома, чтобы жить вместе с Люпином, у Луи и мамы, кажется, была такая же реакция. Оба были не готовы ее отпустить. А Доминик понимал, хоть тоже готов не был, что оставаясь в Ракушке она не сможет построить собственную семью. Потому что правила, существующие в Ракушке, и правила, которые Тед и Мари создадут для своего нового дома, неизбежно будут отличаться. И чтобы не было конфликтов, отчий дом должен быть отдельно от личного. Самое противное - Билл тоже так думал. Он в конечном итоге и убедил в этом мать, а Луи уже сам как-то смирился. Быть настолько на него похожим и осознавать это - противно вдвойне.
- Мы ведь это уже обсуждали. - Рыжий устало улыбнулся брату. - Я взрослый, совершеннолетний маг. Захочу водить девчонок - буду водить, и это не заденет мать, потому что она этого не видит. Захочу нажираться в стельку каждый вечер - буду нажираться, и опять же мама будет спать спокойно. То, о чем она не знает - не вредит ей. Выгода с любой стороны. Я ведь пишу ей письма, неужели этого мало?
Он сделал паузу, потому что до усталого мозга не сразу дошел главный посыл фразы Луи. А потом продолжил с тяжелым вздохом.
- Я не отдаляюсь от родни, Луи. Ты всегда можешь прийти в гости, равно как и мама. И если вы позовете - я приду. Я не на другую планету уехал, это просто другой дом - и все.
Он снова тепло улыбнулся брату. Если бы тяжесть во всем теле не пригвоздила его к креслу, то непременно встал бы, подошел к брату и привычным движением потрепал младшего по светлым волосам. А потом Луи упомянул отца. Когда образ Билла всплывал только в памяти Доминика, с этим можно было справляться и ничего не показывать брату и окружающим. Но когда о нем говорили вслух... Когда о нем вслух говорил Луи, да еще и в контексте беспокойства о ком-то...
Лицо рыжего изменилось. И это была гримаса гнева - выражение, которое прежде Луи наверняка не доводилось видеть на лице своего уравновешенного брата, у которого вместо нервов стальные канаты. Гримаса эта исказила черты лица Доминика лишь на пару секунд - потом рыжий взял себя в руки и снова натянул на себя маску безразличия. Только взгляд стал настороженным - потому что Луи вполне мог заметить это изменение и уцепиться за это. А отбивать очередную атаку рыжему могло просто не хватить сил.
- Все будет хорошо, Луи. Я не первый ребенок, который покинул тот дом в 18 лет. - Рыжий снова выдавил из себя улыбку. - Это называется "взрослеть". Дети не могут вечно быть рядом с родителями.

0

10

- Мало, Дом. Ужасно мало. Ты же понимаешь, что одни письма - это не вариант? Почта - это хорошо, но благодаря ей люди меньше видятся, а потом перестают это делать совсем. Зачем, если можно отделаться парой строчек на бумажке, посланной на Дни рождения, да по особенно важным праздникам. Пишешь мол, что поздравляешь всех своих веселых родственничков с Рождеством, а на вопрос почему не навестил? отвечаешь, что занят был, некогда. Вот тебе и "не отдаляюсь от семьи".
Нечто неправильное щекотнуло слух Луиса. Чего - то явно не хватало в словах брата. Я и мама? А для отца двери этого дома, значит, закрыты? Была в этих словах недостающая часть мозаики, ключик от причины ухода рыжего.
- А почему... Он на секунду прикрыл глаза, а когда снова взглянул на Ника, то впервые увидел его перекошенное гневом лицо. Гриффиндорец мысленно ужаснулся. Вся многочисленная родня ценила танковое спокойствие старшего, его уравновешенность, а сам Лу иногда говорил, что тот день, когда брат выйдет из себя будет концом света, а человек, разозливший его, настоящим гением. Действительно, он не понимал, как можно гасить огонь эмоций внутри и не давать ему прорваться наружу. У него все по - другому: если было весело, то белобрысый смеялся, если плохо, то искал какого - нибудь слиза, чтобы обрушить на него поток ругательств и выпустить пар. И никогда ему в голову не приходило, что именно он будет тем "гением", содравшим с Уизли - старшего снисходительно-равнодушную маску, которой он пользовался в школе, будучи старостой и, изредка, дома. Да и от чего? От упоминания Билла? Что же нужно натворить такого, чтобы Дом так ненавидел собственного отца?!
Дети не могут вечно быть рядом с родителями... Конечно, в мыслях Луи понимал это, а вот на деле получалось, что он как маленький ребенок. Недовольно дует губки, когда мама просит его поделиться игрушкой с соседом по песочнице, а он лишь сильнее сжимает "сокровище" в руках. И пройдет еще очень долгое время до того момента, когда он перестанет жадничать и разожмет пальцы. Поняв, что в этом разговоре они ходят по кругу, Лу решил сменить тему:
- О, так я забыл новость! Меня хотят на на несколько недель отправить во Францию. Бабуля и тетя очень рады, а мне вот как - то не хочется. Что я там делать буду? Кузины все мелкие еще, не пообщаешься особо. А в доме штаны просиживать и слушать дедушкины анекдоты на протяжении всех каникул я не выдержу. Но папа говорит, что я и так был у них в гостях слишком давно и плохо так обижать родню. Мама согласна, все втирают мне что - то про кровные узы и любовь к близким. Не знаю... По - моему, они просто боятся, что я от одиночества и скуки разнесу дом. Вот и пытаются сплавить. Но я сказал, что без компании не поеду. 

Отредактировано Louis Weasley (2012-09-22 21:22:19)

0

11

Брат смотрел на него пристально, и под этим взглядом Доминику стало не по себе. Стало быть, младший все-таки заметил его вспышку гнева. Кляня себя за это на чем свет стоит, Уизли прикрыл глаза и помассировал переносицу. Голова была тяжелая до невозможности, а со спины подкрадывался всеобъемлющий пофигизм. Еще немного - и его можно будет брать тепленьким. Отключатся эти механизмы переживаний за эмоциональное спокойствие родни, и он все выложит брату, лишь бы тот дал ему, наконец заснуть и больше не повторял в его присутствии имя отца. И не только имя... Чтобы упоминания об этом человеке вообще перестали звучать в его присутствии. Этого, пожалуй, Доминик хотел сильнее всего. Чтобы Билл просто исчез из его жизни и памяти.
Луи сжалился над братом и сменил тему разговора. Но то, что началось за здравие (о Франции Доминик всегда вспоминал с теплом, им было хорошо у бабушки и тети Габриэль), кончилось за упокой. Каждый раз, когда брат упоминал, что сказал или сделал отец, Доминика будто кто-то сзади бил по затылку. Рыжий сцепил зубы и терпел. Брат не был виноват. Он не знал, что устраивает старшему самую натуральную пытку. Но было чертовски сложно держать себя в руках. Именно теперь Доминик впервые понял, что изнуряя себя тренировками сам загнал себя в ловушку. Во всем должен быть баланс. Если чего-то в твоей жизни становится слишком много - это обязательно принесет вред. Где тонко - там и рвется.
- Ты найдешь там компанию за пару часов. - Рыжий слабо улыбнулся. - В конце концов, француженки - девушки шустрые. А в тебе аж восьмая часть крови вейлы.
У него даже остались силы шутить. Уизли мысленно похлопал самого себя по плечу, поздравляя с этим замечательным событием. Он снова вгляделся в обеспокоенное лицо брата. Не действовали его меры по защите. Не говоришь про поступок отца - ему фигово, потому что ты пропал из его жизни. Скажешь - будет фигово, потому что пропадет отец. Как не поверни - выходит фигово. Вопрос был лишь в том, что хуже для самого Луи и имел ли Доминик право решать это за брата.
Луис снова упомянул, как отец ему что-то говорил, и чаша терпения Уизли переполнилась. Он с силой сжал переносицу и зажмурил глаза.
- Не говори о нем при мне, очень тебя прошу.

0

12

- Да, да, конечно. Это непременно имеет значение. И вообще, буду при знакомстве говорить, что на мне гены перемкнуло и я абсолютно чистокровная вейла. Или вейл? Ну не важно. За веселым смехом почти сразу появился отрешенный взгляд. Все верно, посиди он немного в кафе или прогуляйся по парку и новые знакомые гриффиндорцу обеспечены. Но, если быть честным, Уизли не особо хотелось проводить каникулы в компании малознакомых французских волшебниц, зная, что Белль в этот же самый момент может быть на очередном скучном приеме для британской аристократии, и вынуждена натянуто улыбаться всем «возможным претендентам в родственники». Два года, что они с Вейзи встречались, один вопрос, первое время, не давал белобрысому покоя. А есть ли смысл в этих отношениях? Ведь еще год-другой и ее родители, как это и принято, объявят о помолвке с каким-нибудь отвратительным слизеринцем, которого Луис,  возможно, даже знает.  Так не зайдут ли они в тупик? И, может быть, стоит расстаться до того момента, когда это станет невыносимо больно?
Но как-то так получалось, что до решения вопроса никогда не доходило. Обязательно находилось дело поважнее: то разнообразные беды внутри семейства, то банальная усталость и отсутствие желания что-либо выяснять. В итоге Луи вспоминал об этом исключительно в редких случаях и предпочитал отмахиваться от скверных мыслей.
Вот если бы отдохнуть во Франции с Вейзи… это были бы одни из лучших каникул за всю мою жизнь… Из раздумий Лу вывел голос брата. Он медленно поднял глаза:
- Ну скажи, почему? За что он стал тебе так противен? Папа ведь не плохой человек! Его уважают на работе и в семье. Он, если я не склерозник, не уходит в запои, да и особых скандалов не устраивает. Маму любит, тебя и меня тоже. Черт, я просто не знаю, может он на твоих глазах прикончил волшебника, издевался над магглом или отбирал последние деньги у нищих? Нет? Так какого проклятого Мерлина ты вдруг решил, что  не хочешь иметь ничего общего с этим человеком?! Луис поборол желание подойти к брату и потрясти его за плечи, как это любят делать дети. Хотя… это не помешало бы. Думал младший, смотря на сонное лицо Дома.

0

13

- Есть... причина. - Натянуто произнес Доминик.
Столько хотелось сказать брату. Поделиться этой ношей, которую он решил тянуть в одиночку, и которая теперь медленно разрушала его. Но Уизли смотрел на него и понимал, что поступить так с ним не может. Потому что помнил, что сам пережил, когда заглянул в злосчастный омут. Это была боль, которую причиняет только предательство любимого человека. Зачем заставлять Луиса проходить через это? Зачем прогонять через это Виктуар? Доминик склонил голову и помассировал переносицу. Но и отмалчиваться он больше не мог. Сегодня к нему пришел Луис, завтра явится сестра. И у Виктуар методы допроса будут другие, она Аврор. Нужно было придумать что-то... Что-то, что успокоило бы их, но при этом не ранило.
Это была невыполнимая задача. Уже хотя бы просто потому, что Билл Уизли действительно был образцовым семьянином и со всех сторон положительным магом. Для других. Он не крал у нищих, не топил котят, не делал ничего другого, что сгодилось бы за оправдание.
Рыжий умоляюще посмотрел на брата, но наткнулся в ответ только на прямой взгляд, в котором боли было не меньше. Луис ничего не знал, но он и без того нашел себе повод для страданий. "А может, к черту все? Хочет знать - пусть узнает." - Заметил какой-то совсем чужой внутренний голос. В конце концов, тогда это будет уже проблема Луи, это будет его выбор, как выбором Доминика когда-то стал взгляд в омут памяти Беатрис Бэнкс.
- Ты понимаешь, что если я тебе это скажу, твоя жизнь никогда уже не будет прежней? Ты точно хочешь этого, Луис? Хочешь, чтобы твой мир рассыпался на части, как это произошло с моим?
Он говорил не то... Говорил слишком много, поджигая мост, на котором сам же стоял. Но поворачивать назад было уже поздно.
- Хорошенько подумай об этом, брат. Не во все запертые двери имеет смысл стучаться.

0

14

- Причина.-Прогресс! Да не уж-то,- Ну хорошо. Он перестал расхаживать по комнате, остановился.
Уизли храбрился. Вот только для кого? Для брата или для самого себя? С одной стороны, его изводило неведение. Одни и те же мысли сводили его с ума уже не один месяц и ждать, пока брат разродится признанием, дольше ему не хотелось. В конце концов, Дом может годами думать над этим вопросом и в итоге ничего не решить. А Лу так и будет ходить вокруг да около, до тех пор, пока ему, как человеку не слишком терпеливому, это не надоест. Луису все нужно было здесь и сейчас, в данный момент, а не через десять лет, когда данная информация может стать неактуальной.
С другой стороны, хоть и говорят, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь, но если не чужие, то по крайней мере проблемы и тайны своей семьи ты знать должен.
Любопытство и упрямство в Уизли боролись с неуверенностью с попеременным успехом. Причем всё внутреннее: каждый аргумент, каждая мысль, чувство, отражалось на лице гриффиндорца, что со стороны, наверное, смотрелось забавно. Минута молчания, две... Да ну что я как тряпка, в самом деле?!
В голове что-то, наконец, прояснилось. Вздох.
-Если за закрытой дверью выход, а других ты не видишь, то смысл постучаться все же есть, что бы там ни было, ведь так? Так что давай уже говори и закончим на сегодня этот утомительный, с однообразными репликами, диалог. Как я почувствую себя после – уже не твоя забота. Парень понимал, что брат хочет уберечь его от своей участи, заслонить от бед и проблем, как делал это в детстве, но чувства и жизнь принадлежат только ему, Лу, и никому другому. Как-нибудь переживу. Еле слышно пробурчал он в конце.

0

15

Дом обреченно усмехнулся. Луис был такой... Луис. У магглов был отличный миф о Пандоре: жене брата Прометея, которой Зевс строго настрого запретил открывать ларец, хранивший все беды человеческие. Любопытная женщина не послушала бога, и с тех пор мир полон бед и пороков. Легкое объяснение творящемуся злу, да еще и с моралью: любопытство до добра не доводит. Читал ли брат этот миф? Понимал ли, что он, подобно Пандоре, собирался открыть ящик, который будет не в состоянии закрыть? "Но выбор-то действительно за ним. Я тоже открыл этот ящик из любопытства. Но меня предупредить было некому..." Рыжий смерил брата долгим взглядом, а потом поднялся, пересек комнату и вскоре вернулся с небольшой каменной чашей. Его омут памяти был пуст - Доминик купил его всего месяц назад, и все никак руки не доходили до заполнения. Что ж, вот он. Отличный повод...
Позже, анализируя события того дня, Уизли так и не смог точно сказать, что за черт дернул его показать брату свои воспоминания. Не было ни дня, когда он не жалел о сделанном. И все-таки... Рыжий поставил чашу на кофейный столик перед собой, достал палочку, приложил к виску и сосредоточился. Это воспоминание не нужно было искать особо тщательно. Оно и так постоянно вертелось в голове, не давая покоя. Серебряной струйкой оно покинуло его голову, оставив после себя только смутный силуэт. "Давно нужно было сделать это..." Доминик поднес палочку к чаше, и та наполнилась серебристой субстанцией, которая немедленно закружилась, подобно маленькому водовороту. А самому Уизли стало легче. Намного легче...
Дом посмотрел на брата в упор. Тем самым взглядом, которым Авроры смотрят на допрашиваемых: немигающим, пронзительным, от которого хочется съежиться и забиться под стул.
- Пообещай мне, что ни одна живая душа не узнает о том, что ты там увидишь.
И только получив обещание, Дом отодвинулся от чаши, открывая брату доступ к ней.

0

16

Доми вытащил из ящика омут памяти. Лу всегда любил такие вещи: загадочные, на первый взгляд простые, но добавь в них хоть одно воспоминание, и захочешь чем-то еще поделиться с этой любопытной вещицей, а потом еще и еще. И чаша заживет своей жизнью, заиграет твоими воспоминаниями, как картина красками. Иной раз увидишь что-то радостное, счастливое, в другой нечто грустное или даже злобное.
Он вздохнул напоследок, утвердительно кивнул брату, обещая сохранить все увиденное в тайне, и решительно погрузился в чужие воспоминания. Поток различных цветов складывался в картинку. Вот он, хотя нет, конечно же Доминик подходит к Гриффиндорской башне. Учебный день, видимо, уже закончился, сумка оттягивает рыжему плечо. Он несколько устало говорит Полной Даме пароль и проходит в гостиную. Народу не много, большинство ютится по углам или возле приятно потрескивающего камина. Брат поднимается по лестнице, с небольшого балкончика бросает последний взгляд на однофакультетовцев и входит в свою комнату. Все пестрит красно-золотым, стены завешаны кучей плакатов с командами по квиддичу и колдографиями, с которых улыбаются Поттеры, Уизли и их многочисленные друзья. Лу улыбнулся. Он всегда любил эту комнату. Для него она была одной из самых лучших, причем подходила она для любых занятий. Хочешь веселья – вот тебе кровать Джеймса. Даже без своего хозяина этот уголок излучает тонну позитива и энергии. Чуть левее спит Ник.  Именно отсюда белобрысый постоянно тырил книги, если ему вдруг становилось скучно, чем вызывал недовольство брата. А в углу у окна можно было найти Сэма, с которым всегда было приятно просто помолчать. Все эти разные люди создавали именно ту атмосферу, которая так нравилась Уизли.
Вот картинка меняется. Видимо, уже прошло несколько часов и все хозяева комнаты в сборе. Смех, шутки, подколы… все как и всегда. Возникает спор. Позже, вспоминая события того дня, Луи не мог точно сказать, что стало причиной спора, и что требовалось от Доминика, но он отлично запомнил условия, которые его брат должен был выполнить при проигрыше. «-Проиграешь – проберешься в кабинет мисс Бэнкс и заглянешь в ее омут памяти.» Кузен улыбается. Ведь это просто пустяк, очередная забава.
Теперь Доми идет по коридору. Сзади радостно подходит Поттер: «-Проиграл!». Братец невесело усмехается.
Новая картинка  – кабинет преподавательницы рун. Хозяйка отсутствует и рыжий подходит к чаше.
Образы, образы. Они по сей день донимают Луиса. Отец, мисс Бэнкс. Беседы, прогулки, прикосновения, поцелуи. Ему будто вогнали нож в спину, по самую рукоять. Невыносимо больно. И он не в силах больше это терпеть. Хватит, хватит! А воспоминания все не кончаются. Текут бесконечным потоком и еще больше ранят его сердце. И Луи не может отвязаться от них, убежать, словно он в клетке.
Наконец мучения заканчиваются: снова реальность, съемная квартира и усталый брат на диване. Гриффиндорец отталкивает омут как можно дальше. Не могу даже смотреть на него. Блондин обхватывает голову руками. Кто-нибудь, стукните меня заклятием забвения. ..
Что-то горячее течет по щекам. Он с усердием трет опухшие глаза.
- Прости, Доми.

0


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » You Can't Handle the Truth (29 июля 2023 г.)