Harry Potter: The Next Generation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Все тайное становится явным (24 декабря 2018г.)


Все тайное становится явным (24 декабря 2018г.)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Амели, Артур и Вайнона Россы
2. 24 декабря 2018г.
3. Близнецы вернулись от Скамандеров и решили помочь матери с уборкой. На чердаке амелия находит старый дневник Вайноны, в котором скрыта очень большая тайна женщины.

______________________________________

Артур забежал в дом первее Амелии, повесил плащ на крючёк, поставил метлу у входа и быстренько проскользнул наверх.
- Мам, мы пришли. Я в душ. - немного спустившись вниз, прокричал он матери, когда понял, что она всё ещё на кухне. Он забежал в свою комнату, чтобы взять полотенец и чистой одежды, но к своему удивлению обнаружил там письмо, присланное ему видимо некоторое время назад. Он с замиранием сердца прочёл его. Джон писал про перелом ноги, какие нехорошие медсёстры в этой больницы и при каких обстоятельствах этот перелом получился. Парень предлагал съездить во Францию грядущим летом. Артур самодовольно улыбнулся, после чего спрятал письмо под подушку и направился в душ.
В ванной он просидел достаточно долго, обдумывал что можно ответить другу и когда вышел направился снова к себе, чтобы начать строчить. Его письмо получилось довольно большим. В нём он подкалывал Джона, анализировал его действия, немного описал свои будни и выразил согласие на тусовку во Франции летом. Признаться, он тоже хотел побывать там. Написал, что можно взять и Амелию, однако он никак не уверен в её положительном ответе. В то же время у Артура возникал вопрос где они будут жить и отпустит ли его мама в его четырнадцать? У друга жили родственники в Париже, у Росса, на сколько тот знал, никаких знакомых даже в деревушках небыло. Жить у незнакомых не очень то хотелось. Он закончил писать и откинулся на спинку стула. Парень вспомнил, что обещал помочь матери с уборкой и нужно было приступать. В их с Амелией комнате царил беспорядок и он принялся добросовестно убирать всё раскиданное здесь. Когда прибрался в спальне - принялся за гостиную. Он думал, что неплохо было бы отправится с сестрой на чердак, чтобы навести марафет и там. Он как никто любит рыться, разгребать старое барахло. Наверное, сестрёнке это тоже нравилось.

- Амелия! - крикнул он, когда не застал её в холле. Вдруг он почувствовал голод и решил забежать на кухню чтобы перекусить. Росс накинулся на мамины печенья, потомучто это было первое и единственное, что он увидел и что стояло на столе. Парень съел штук пять, после чего решил залезть в холодильник.
- Никто ничего не планировал с килькой и шпротами? - не дожидаясь ответа он достал консервные банки из холодильника и открыл обе. В один присест съел и кильку и шпроты, после чего довольный откинулся на спинку стула.

0

2

-> Дом Скамандеров

До дома они летели молча. Артур по природе был молчун, а Амелия думала о листках в своей сумке и словах Лизандера. Изменится ли ее отношение к братьям расселам, если подозрение подтвердится? Оборотни опасны... Об этом все знают. Но в то же время, если до сих пор Сэм никому не навредил, значит это как-то можно контролировать. И вряд ли будет правильно заклеймить его и обречь на одиночество.
Артур пошел на снижение первым, первым же вошел в дом, приветствуя мать.
- Я забыла следить за временем. Прости? - Амелия улыбнулась и чмокнула мать в щеку.
В отличие от брата ей душ был совершенно без надобности - только утром там была. Поэтому Амелия закатала рукава свитера и с готовностью повренулась к матери.
- Ну, чем тебе помочь?

Девушка огладелась и заметила, что в общем и целом дом уже был убран и приведен в порядок. С помощью волшебной палочки Вайнона могла намного больше, чем с помощью двух шалопаев, которым до 17 нельзя пользоваться магией. Росс вздохнула и покачала головой.
- Ясно. Тогда я разберу свой хлам и отнесу его на чердак.
Она поплелась в комнату. Там было пусто, только в ванной шумела вода. "Что он там так долго? Утопиться решил?" Амелия поборола соблазн постучаться к брату и полюбопытствовать о его состоянии и принялась разбирать полки. В этом году хлама было немного - всего-то на одну коробку. Запаковав ее как следует, Амелия поднялась на чердак. Кое-как нашарив в темноте выключатель, она поставила коробку на ее собрата по-шире и перевела дух. Россы редко выбрасывали вещи. может, это и не очень хорошо, но Амелия разделяла мнение матери, что они в будущем еще могут пригодиться и в любом случае ценны как память.

Амелия сделала шаг вперед. Обычно старье ее не слишком интересовало, но сейчас почему-то захотелось покопаться в пыльных коробках. И чем древнее они - тем лучше. Здесь были старые мамины тетради, обтрепанные книги, выцветший шарф и много разного другого ценного барахла. Амелия переложила содержимое двух маленьких коробок в коробку по-больше и уже собралась ее запечатывать, когда взгляд ее упал на маленькую книжку в кожаном переплете с надписью "Дневник". Амелия взяла ее. Титульный лист приветствовал ее данными ее матери и датой начала ведения - за пару лет до рождения Амелии и Артура. Девушка улыбнулась, уселась на коврике прямо посреди заваленного коробками чердака, и перевернула страницу.

Следующие несколько часов пролетели незаметно. Имена, которых Амелия не знала, даты, ок оторых не помнила... Все это было очень увлекательно. До того самого момента, пока мать не начала поисывать свои стремительно набирающий обороты роман с Эдвигом Уайном. Росс не поверила своим глазам и даже отложила дневник на пару минут. Да не может такого быть! Только несколько часов назад они с Артуром про это шутили - и вот, здрасьте-пожалуйста! Амелия снова открыла дневник. И снова повествование ее захлестнуло. Так вот почему они уехали в Германию... Вот почему у матери все время такие печальные глаза... Амелия перевернула страницу и почувствовала, что у нее кружится голова. Мать поисывала тот день, когда узнала, что беременна. И отцом ребенка мог быть только один человек... Глядя в одну точку, Амелия закрыла книжицу, спрятала ее под свитер, поднялась на ноги и пошатываясь спустилась обратнов  комнату, где разбирал вещи Артур.

Она села на кровать, задумчиво разглядывая брата. Черт... Да он как две капли воды похож на Уайна! Как ей раньше это в глаза не бросалось?! Амелия опустила голову и обхватила ее руками. Ее разрывало от желания сейчас же сбежать вниз и завалит мать вопросами и обвинениями, нов  то же врем что-то неотвратимо мешало это сделать. А знает ли Уайн? Стоит ли говорить?.. Амелия сильнее сжала пальцы. Она не знала даже стоит ли брату об этом говорить, что уж там про профессора. Наконец, девушка решительно поднялась и направилась вниз, к матери. Она уже открыла эту шкатулку Пандоры. А от замалчивания никогда никому не было добра. Лучше выяснить все сейчас.
- Мам? Я хочу с тобой кое о чем поговорить...

0

3

- Милая, меня вызвали в Министерство. Это можно как-то отложить? - протораторила Винона в спешке, надевая свой чёрный зимний плащ. Она бегала туда сюда по кухне: искала ключи и важные бумаги, которые лежали здесь, над которыми она трудилась всю ночь и всё утро, писала отчёты по этим доводам, потомучто Рождественским вечером нужно было отослать их почтой. Но зачем и она сейчас в Министерсве понадобилась, она незнала. Ей было горько и обидно от того, что её отрывают от детей, которых она и так почти не видит, заставляют явиться на работу, когда почти все сотрудники, включая самого Министра, попивают кофеёк в окружении друзей и близких. Винона думала, что её документы мог взять никто иной как Артур. Ему нравилось всё таинственное, странное и интригующее, а пергаменты были буквально переполнены этим. К тому же, уже были случаи, когда он брал их без спроса.
- Артур, ты видел мои бумаги? Они лежали здесь! Это ведь тебе всегда интересно чем занимается отдел тайн? Это отдел тайн, тайн Артур! Хватит лазить в моих вещах и читать то, что тебе знать не нужно! Если я не положила их в свою шуфлятку и надёжно не закрыла её, это не значит... - рассерженно прокричала женщина и фыркнув, снова стала носится по кухне. Сын редко бывает в доме, но всегда что-нибудь да вытворит. Она перерыла всё, что можно было перерыть и в конце концов нашла потерянное на одной из кухонных полок. Росс миловидно улыбнулась и попросила прощения у Артура.

- Амелия, что с тобой? - за всей этой суматохой она совсем забыла о дочери. Вид у неё и впрямь был встревоженный. Винона настороженно взглянула на шкатулку, которая стояла на столе и узнала в ней знакомую тетрадь, которая как она думала была давно сожжёна или выброшена. Она точно помнила как выбросила тетрадь детских сочинений по приезду в Великобританию, но почему же она снова была здесь? Росс миловидно улыбнулась.
- Про русалок моя любимая, но читать её всё-равно - одна мука. - женщина тихонько расхохоталась и взъерошила сыну волосы.
- Амелия, что случилось? Я могу остаться. Тебя так шокировали мои рассказы? - семья для женщины была всего дороже и угроза лишиться работы была для неё пустяком в такие минуты. К тому же она накопила достаточно денег, правда они были рассчитаны на совсем иное, но их бы хватило, дабы обеспечить детей на несколько месяцев жизни. Наверное столько продляться поиски новой работы. От рассуждений её оторвал Арур, который вытолкал её за дверь, заведомо утешив.
- Проследи чтобы с ней было всё в порядке. Пока, вернусь через несколько часов! - первое Винона сказала на ухо Артуру шёпотом. Второе выкрикнула так, чтобы Амелия услышала. Сын закрыл за ней, а она, натянув перчатки, полная мыслей о дочери, тревог, быстрым шагом направилась к нужному ей месту, желая поскорее вернуться назад.

---> вне дома

Отредактировано Winona Ross (2010-08-22 23:49:52)

0

4

... И как на зло! Амелия нахмурилась, увидев мать одетой для выхода на улицу, и носящейся по комнате в поисках бумаг. Снова это чувство двойственности - припереть ее к стенке, чтобы выяснить все, или же дать уйти на работу, потому что это как ни крути конкретно в этот момент важнее. Они с Артуром ничего не знали 14 лет. Что решит еще какая-нибудь пара часов? Младшая Росс с усилием выдавила из себя беззаботную улыбку.
- Ничего страшного. Поговорим, когда вренешься, хорошо? - Амелия чмокнула мать в щеку перед тем, как к той подлетел Артур, чтобы спровадить за дверь работать работу.
Жизнь сама внесла в ее планы коррективы. И наверное, не так уж это и плохо. Когда дверь за матерью закрылась, и они с Артуром остались в гостиной вдвоем, Амелия с громким хлопком бросила дневник матери на журнальный столик перед Артуром.

- Занимательное чтиво, Арти. Особенно со 125 страницы.
Амелия опустилась на диван, пристально наблюдая за братом. Интересно, как он отреагирует на внезапную материализацию их утренней шутки? Амелия вот уже не знала, то ли смеяться, то ли плакать. Уайн был классным. Из преподавателей он ей больше всех нравился в Хогвартсе. Но представить его собственным отцом... Слишком у профессора была неуемная жажда жизни, превращавшая его даже в тридцать с небольшим в огромного, усатого, вечно жрущего шоколад ребенка. Росс вспомнила эту особенность профессора и нервно рассмеялась, закрыв ладонью лицо. На глаза навернулись слезы. Почему она молчала? 14 лет... 14 долгих лет... И ведь она собиралась молчать и дальше.

Наконец, Росс осознала, что тихо плачет. Сердитым движением она вытерла слезы, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, а потом посмотрела на брата.
- Что ты думаешь по этому поводу?
Голос прозвучал твердо и буднично, будто она спрашивала, что он думает о ее эссе по истории магии на пять пергаментов. Повод для гордости. Чувствовала себя амелия сейчас паршивее не придумаешь.

0

5

Артур вытолкал мать на улицу после чего плотно закрыл за ней дверь, естественно, обещая проследить за Амелией и такое прочее, хотя и сам понятия не имел что, зачем и как с ней случилось. Он плюхнулся на свой любимый, мягкий диванчик в гостиной (кухня была в двух шагах) и довольно потянулся. Вытащил коробку из под дивана и с улыбкой достал из неё новенькие, симпатичные кеды. Он так любил эту обувь, ведь она такая мягкая, пружинистая, удобная, даже тапочки рядом не стоят. Росс сразу же нацепил их на себя. Матери не было дома - можно было расслабиться и не следить за тем как ты выглядишь, что-ты делаешь. Например, если бы она увидела, что её сын залез на этот диван в кроссовках, хоть и в новых, устроила бы ему длительную лекцию на данную тему.
- Сестрёнка, заавидуй! - протянул парень и рассмеялся. Говорил он о кедах, но тут же достал шоколад и начал его лопать, опять же, лёжа на диване (Виноне это бы точно не понравилось). Загонщик ещё некоторое время валялся, ел, ел и думал о своём. О школе и о стремительной карьере сыщика после неё. Он думал, что ему понадобиться трость, очки, изящная трубка, для того чтобы выглядеть солидней, разумеется, и красивая шляпа для завершения образа. Но самое главное напарник, чтобы доставать его, изредка, делиться увиденным и грузить его своими же мыслями и рассуждениями. Куда то же их девать нужно?
- Ну так что случилось? - разглядывая обновку спросил он спокойно. Потом с волнением, а после ответа Амелии, резко поднялся и открыл дневник на указанной, сто двадцать пятой странице. Признаться, он думал что это нечто, что так сестру расстроило, что-то менее серьёзное. Например, как думала Винона, повесть о русалках или о гномах (он бы предпочёл о Троллях и хотел найти что-то в этом духе). Ничего такого он не нашёл.

Сто двадцать пятая страница была наверное самой потёртой, испорченной. Казалось, на лист когда-то пролили целый стакан воды, из-за чего чернила немного растеклись. Но в первую очередь, в глаза бросилось малиновое пятно, принюхавшись, Артур понял, что это вишнёвое варенье. Здесь же было несколько небольших клякс, несколько фотографий были вложены в эту тетрадь. На них он узнал свою маму, но до него долго не доходило кто второй. Они обнимались, целовались даже. Парень отвлёкся на забавные фотографии и ни одной строки не прочёл, пока разглядывал их. Что-то в этом незнакомце было так знакомо. Он даже испугался. Знакомый нос, знакомый взгляд, знакомая улыбка.
- Э... эт-то Уайн? - с опаской произнёс он, тогда и понял, что сестра тихо плачет. Сперва не обращая на неё внимания, Артур ринулся наверх. Долго рылся в своих вещах, после чего нашёл несколько фотографий (он запрятал их в учебник по ЗоТИ). На них был Профессор с несколькими учениками в Гостиной, после победы в матче со Слизереном. Колин таки уговорил его сфотографироваться. Хаффлпаффец спустился вниз, быстро подбежал к дневнику и сверил снимок пятнадцатилетней давности, со снимком этого года. Да он ничуть не изменился! Первая мысль Росса была правдива: он его сын. Толком не зная правда это или его разыгравшиеся воображение загонщик медленно подошёл к дивану и встал напротив Амелии. Глаза темноволосого парня округлились. Он поджал губы и нахмурился, продолжая упорно смотреть на свою сестру. В эти секунды он был похож на сумасшедшего.
- Ты дочь Виноны? - невнятно и тихо спросил Росс и это было совсем не то, что он хотел сказать. Артур снова взглянул на фотографии, опустив их крепко зажмурился и не веря своим глазам снова сравнил снимки.
- Скажи мне, что ты видишь? Кого ты видишь? - после этих слов у Артура перед глазами потемнело, голова закружилась и он с треском упал на пол.

0

6

Амелия даже кивать не стала в ответ на запинающийся вопрос Артура о мужчине с фотографии. Девушка только вздохнула и подалась вперед, упираясь локтями в колени и поддерживая ладонями голову за виски. Брат сорвался с места. Через пару мгновений наверху хлопнула дверь. Только этот хлопок заставил ее снова поднять голову и с легким недоумением посмотреть на ведущую наверх лестницу. Реакция Артура была немного... неожиданной. Росс поднялась с дивана, как лунатик направляясь к лестнице. Она как раз проходила мимо зеркала на стене и заметила краем глаза свое отражение. Оно застаивло ее остановиться и более вристально всмотреться в тонкие черты бледного лица, которое сейчас казалось совсем чужим. Безумный взгляд, прозрачная кожа.
- Банши. - Тихо проговорила Амелия и рассмеялась.
Еще несколько минут ей потребовалось, чтобы доковылять до ванной и привести себя в относительный порядок. На обратном пути она задержалась было у двери их с Артуром комнаты, но так и не решилась войти. Брат что-то напряженно искал в своих вещах, уничтожая совсем не давно наведеннвый порядок.

Амелия спустилась обратно в гостиную, обхватив себя руками и остановившись у окна. Снег почти растаял, но солнце из-под тяжелых облаков так и не пробилось. Она не оглянулась, когда за спиной снова раздались шаги. Артур вернулся в гостиную. Несколько минут было тихо, только шорох страниц, к которым прикасался брат. А потом шевеление за спиной подсказало ей, что он направляется в ее сторону. Амелия развернулась, и на пару мгновений ей стало страшно. Артур сейчас выглядел как те психи из маггловских триллеров про подростков.
- Артур... - Тихо произнесла она, подавляя желание сделать шаг назад.
Вопрос застал ее врасплох. Если бы он спросил, дочь ли она Уайну - это было бы уместно. А вот про Вайнону... Амелия нервно рассмеялась.
- Привет, кэп! Мы близнецы, помнишь?

Она не успела даже забрать у него фотографии. Артур вдруг побледнел и начал падать.
- АРТУР!! - Амелия рванулась вперед, пытаясь поймать его, но брат был все-таки юношей и весил немало.
Попытка провалилась, но по крайней мере, ей удалось не дать ему удариться головой. Пару бесконечно долгих секунд она всметривалась в лицо брата.
- Черт! Артур? Артур, кончай.
Она потрепала его по щеке, потрясла за плечо. Никакого эффекта. Первой мыслью было сбегать за палочкой, и она даже поднялась на ноги и сделала несколько шагов в сторону лестницы, но потом в мозгу всплыло воспоминание о статуте. Нет. Она не может использовать заклинание. А что тогда можно сделать? Ох, мамочка, мамочка... как же не вовремя тебя вызвали на работу.

Несколько минут Росс стояла в замешательстве, а потом понимание того, что нужно делать, как-то само собой пришло ей в голову. Девушка сорвалась с места, набрала стакан воды на кухне и вернулась к бесчувстванному телу брата. Она немного попрыскала водой на лицо Артуру и легонько помассировала ему виски. Нашатыря, естественно у них дома не было - к чему, если есть волшебство? Оставалось надеяться, что шок брата не слишком глубок и он придет в себя быстро.

0

7

Артур резко открыл глаза и быстро поднялся с пола. Он почувствовал капельки воды на лице из-за чего сперва недопонимающе посмотрел на сестру, после, дрожащей рукой дотянулся до полотенца и вытер остатки. Он плюхнулся на диван, потомучто друг почувствовал слабость, и тяжёло вздохнул, когда прочёл пару строк из маминого дневника, который, каким то тайным образом, оказался рядом. На его лице сразу же отразилось невероятное удивление, затем он криво улыбнулся и закрыл глаза. Наверное это был первый случай, когда он хотел что бы его догадки не оправдались, чтобы этот "ум", его аналитические способности - что бы всё это подвело его. Он понял, что ничего не соображает в литературе, философии, астрономии, хотя сам клялся себе, думал что всё знает об этом. И зачем он читал эти книги? Они ничего не дали ему, ничего он не вынес оттуда и никаких знаний не возьмёт из написанного никогда...
Росс резко встал и с грустным лицом поднялся в комнату. Стеллажи были полностью уставлены его книгами. Немного принадлежало Амелии, совсем чуть-чуть. Тут вдруг он понял, что всего слишком много и что от всего нужно избавится. Парень быстро подошёл к одному стеллажу и со всей дури ударил по нему ногой. Оттуда посыпалась литература. Он схватил столько книг, сколько мог унести и спустившись вниз, всё кинул в пламя камина. Подом побежал за следующей партией, потом за следующей. Он ходил туда-назад бесчисленное количество раз, пока все его полки не опустели. Артур принёс несколько оставшихся книг и уселся на диван перед камином, искоса взглянул на Амелию.

- Тебе ведь не нужно это? - спросил он, теребя в руках старый, потрёпаный том, который подарил ей когда-то. "Источник бесчисленного количества знаний..." - произнёс он, когда преподносил ей этот дар, но, кажется сестра к этому источнику, перечитанному Россом добрых пять раз, даже не притронулась. Он бы обиделся, но обижаться теперь было не на что. Он сам понял его бездарность. На обложке издания красовался портрет философа. Он двигался, улыбался, как и все Хогвартские портреты, но, как отметил загонщик, ему было не очень то комфортно из-за действий бывшего читателя, поэтому дяденька даже возмущался. А когда речь зашла о ненужном, мужчина вовсе закричал. Тогда Росс швырнул его в огонь следом за всем остальным хламом и облегчённо вздохнул. Мол, никаких больше воплей. Все остальные книги полетели туда куда и все, но Хаффлпаффец оставил одну, подарённую дорогим человеком. Содержание не было важным... 

- Если Эдвиг Уайн наш отец, я не вернусь в Хогвартс. - вернулся он к теме. До недавнего времени Росс думал что его отец умер или, что скорее, погиб при каких-то загадочных обстоятельствах, но нет... Написанное в дневнике полностью разрушило его теорию и убеждения, теперь нужно было мыслить по другому. Это даже унизительно. Лучше бы умер, чем оказался его же Деканом и преподавателем столь любимого для Артура предметом: Защиты от Тёмных Искусств. Может Амелия считала Уайна самым классным Профессором Хогвартса и возможно была даже где-то в глубине души счастлива счастлива, Росс думал о том что всё это плохо.
Потеря отца вызывает у сына сложные переживания. Пустота, возникшая после смерти отца, быстро заполняется сменяющими друг друга эмоциями – грусть, смешанная с облегчением, привязанность вместе с мучительной озлобленностью, признательность, смешанная с резкой критикой. Странно, что он вроде и нашёлся, а эмоции остаются прежними.
- Не хочу говорить с Виноной об этом. Не говори ей. Не стоит. Пусть всё остаётся прежним. Зачем Уайну судьбу портить, может он и не хотел детей, а его жизнь возьмёт и круто изменится... Сама подумай. И Винона. Её будут мучить ещё большие угрызения совести, а что если она до сих пор любит Эдвига, а он её возьмёт и отвергнет? И самое страшное, он начгнёт нам завышать оценки. Ненавижу это...

0

8

Когда брат наконец открыл глаза, Амелия с облегчением вздохнула и отодвинулась от него. Артур поднялся, но всел себя все еще так, будто не до конца понимал, где он и что происходит. В другой ситуации Амелия бы саркастически усмехнулась - кто бы мог подумать, что на подобную новость они отреагирют прямо противоположно своему обычному поведению. Это Амелии сейчас положено падать в обморок и закатывать истерики. Артур должен быть спокойным и рассудительным. А что происходит на деле? Амелия и слова вставить не успела, когда он принялся крушить свою библиотеку. Но первый шок быстро прошел, девушка вскочила и буквально повисла на локте брата. ртур был выше и сильнее, но по упрямству Амелия от него не отставала.
- Артур, что ты творишь?! Успокойся! Сейчас же! - Она пробовала оттащить его от изуродованного стеллажа, но получалось не очень успешно.

В конце концов Росс отпустила брата, стараясь по возможности перехватить его книги во время полета к камину. Она сама была не прочь поистерить и прекрасно знала, как он потом будет жалеть о своем поступке. И, естественно, хотела его от этого предостеречь, даже против его на то воли. Правда, вопящего волшебника она ловить не стала. Да, это подарок. Да, возможно потом Артур на нее обидется. Но ей хватило введения, чтобы счесть эту книгу скучнейшей на свете, а автора ее - самовлюбленным самодуром. Она совсем не будет скучать по ней...

Наконец, брат успокоился. Они снова сидели на диване, и только стопка спасенных Амелией книг, более яркое, чем обычно, пламя камина и изувеченый шкаф на заднем плане напоминали о недавнем буйства. Артур взял себя в руки. И теперь можно было с ним поговорить. Амелия открыла-было рот, но первая же фраза брата ее ошеломила.
- Что за...
Она не верила своим ушам. Убегать? Прятать голову в песок при первом признаке ошибочности того, что считал верным? Такой ее брат на самом деле? А Артур все продолжал говорить. И чем больше он говорил, тем крепче сжимались в кулаки ее руки. Пока, наконец, напряжение не достигло пика.

Амелия вскочила на ноги, опрокинув кофейный столик на бок и только чудом удержавшись, чтобы не отвесить брату звонкую оплеуху.
- Да что такое с тобой?! О чем ты думаешь вообще?! У нас теперь ЕСТЬ ОТЕЦ, дурья твоя башка. ОТЕЦ! Она прятала его от нас. Нас прятала от него. О ком она, по-твоему, думала все это время? О нашем благополучии? О его спокойствии? ЧЕРТА С ДВА! Она думала о себе. О стыде, который не давал расскать все ему и нам. О том, что если г**но не тронуть, оно и вонять не будет. Но она ошибалась. И я не собираюсь играть с ней в молчанку и дальше. Я БУДУ говорить об этом, Артур. Потому что это, мать твою, важно. Я хочу объяснений. Я хочу точно знать, кого мне называть отцом и почему. И он тоже имеет право знать!
Она сложила руки на груди, сверкая глазами. Буря эмоций понемногу начала утихать, но разочарование в действиях матери и брата все еще горьким осадком лежали в душе.

Отредактировано Amelia Ross (2010-09-15 17:59:34)

0

9

---> с работы

Винона невероятно хотела успеть появиться дома хотя бы до семи вечера и могла бы успеть, но ситуация осложнилась тем, что один из работников Министерства, захотел пройтись вместе с ней, объяснив всё тем, что им мол по пути и провёл её чуть ли не до самого дома. Она никак не могла от него отвязаться и даже то, что у неё двое детей и то, что он не в её вкусе оказались бездейственными средствами. Отмазалась тем, что должна зайти к нейкой подруге Тиффани, которой и в помине не было. Через некоторое время, она наконец таки довольная добралась до дома, но улыбка исчезла с её уст, как только она увидела ссорящихся Артура и Амелию. Дверь заскрипела.
- Что здесь происходит!? Артур, Амелия, а ну прекратите! - с порога выпалила Росс и быстро сняв чёрное пальто, шапку и обувь подошла к обоим. Она редко не повышала голос на детей, можно сказать никогда и их учила этого не делать (ну ведь невозможно когда в доме орут, непонятно даже), но сейчас её тон можно было назвать повышенным. Женщина недовольно посмотрела на книги, на камин в котором тлела бумага и тяжело вздохнула. Брат с сестрой почти никогда не ссорились... не ссорились.

- Когда люди ссорятся они начинают ненавидеть друг друга. А когда это случается, то это это бывает не поправимо, иногда друзья становятся врагами, только из-за того, что они не поделили какую-то мелочь. Так, что если вы не хотите потерять друга, то не надо ссориться. Если вам что-то в друг друге не нравиться, в поведении например, то скажите. Не доводите до крайностей. Вам какао сделать? - женщина отправилась на кухню, размышляя о том что могло произойти, после чего вернулась и поставила три чашки свежего какао на стол, положила рядом шоколадку, ведь она знала как дочь любит такого рода лакомства. Прям как Эдвиг.... Для него наверное высшее блаженство - это выпить кофе или какао вприкуску с шоколадкой. Причем шоколада надо совсем немного - чтобы не заглушать вкус и аромат кофе. И он готов к великим свершениям! Вдруг Винона поймала себя на мысли, что Эдвиг и немного шоколада - вещи не совместимые. Раньше у него все полки были этим лакомством завалены, вплоть до того, что под кроватью лежал целый мешок со всякими батончиками. Он говорил, что не может уснуть без сладкого.
- Милая, ты плакала? - она провела рукой по щеке дочери и резко встала.
- Да что здесь происходит чёрт возьми!? - женщина недовольно посмотрела на сына.

0

10

- Не ори на меня... - очень тихо, но ясно, со злобой произнёс Артур и вскочил на ноги. Он поднял глаза на девушку и презрительно посмотрел на неё. Вот что значит Слизеренский характер! Взглянул ей в глаза, уже содрогаясь от ярости и быстро зашагал в сторону лестницы, что бы не произнести ничего лишнего и окончательно не поссорится с ней. Смысла продолжать столь затянувшуюся беседу уже не было, пусть подумает о ком-то ещё, а не только о себе. Жизнь тупая штука, всегда нужно чем-то жертвовать причём непонятно зачем, пусть и сестра поймёт эту страшную истину. К тому же, он ненавидел когда повышают тон. Какой смысл, когда можно сказать всё нормальным, спокойным голосом? Хотя, ничем он её не лучше, вон, стеллажу досталось и книгам, но Росс всё равно был рад, что сжёг их. То что успела спасти Амелия - её проблема: пусть и ищет всему пристанище. Он будет против если эта ересь будет снова стоять на его же книжных полках.

- О, мама пришла. - с недовольством протянул парень, улыбаясь несвойственной для него циничной улыбкой. Артур закатил глаза, вспомнив, что забыл то самое что не сжёг и развернувшись зашагал обратно к дивану, где и подобрал нужное, после чего хотел уйти, но Винона подкралась совсем незаметно. Она начала читать свои лекции по поводу и не по поводу, которые Артур совсем не хотел слушать. Сейчас ему было даже по барабану, что она там бормочет, он не воспринял этих слов и даже не взглянул на Амелию, хотя ждал когда она что-нибудь скажет. Он не дождался. Слова матери о том, что сестра плакала, совсем вывели его из себя. Ему захотелось закричать: "Ты что слепая!?", но вместо этого он сказал (именно сказал) иное:
- Ох, с Рождеством мамочка. Мы с Амелией долго думали что тебе подарить... Сошлись на этом! - он быстро схватил её дневник и демонстративно кинул его на кресло. После этого раздражённый загонщик направился к выходу. Наверное меть хотела остановить его, но Росс был не прошибаем. Он вышел на улицу, заведомо схватив свой плащ, и хлопнул дверью.

---> Бар Дырявый котёл

0

11

- А ты ересь не неси. - Прошипела в ответ Амелия.
И именно в этот момент нужно было вернуться матери. Амелия вздохнула и отвернулась. Сегодня все происходит чертовски не во время. Она подавила мгновенно возникшее желание сбежать из этого дома как можно дальше. Она не будет убегать. Это - не выход. И она не трусиха. Пока мать ходила на кухню за какао, она сумела кое-как взять себя в руки и по крайней мере вернуть стол в нормальное положение. От шоколада девушка тоже не отказалась. Сладкое всегда позволяло ей успокоиться и заставляло соображать яснее и быстрее. Она допивала и дожевывала молча. Даже когда Артур бросил перед матерью ее дневник и вышел, хлопнув дверью. У Амелии даже мысли не возникло в этот раз его остановить. Большой мальчик, уже должен уметь сам о себе позаботиться. Тем более, так будет даже легче. Артур ясно дал понять, что разделяет политику матери "не спрашивай-не говори". И дневник ей он швырнул только назло Амелии. А потом - бросил, разбираться с последствиями. "Как же он похож на маму!" - Со злостью подумала Амелия. - "Натворил делов - и бежать."

Тем не менее, сделанного не воротишь. Какао наконец закончилось, Амелия поставила чашку на стол и села на диван.
- Я нашла его на чердаке, когда убирала старые вещи. - Девушка поразилась спокойствию собственного голоса. - Поначалу было забавно, потом настораживало, а под завязку я не знала, что и думать.
Амелия подняла взгляд на мать.
- Почему ты нам не сказала? Не раньше - раньше-то уже не важно. Когда узнала, что он будет новым деканом... Почему, мама?

Отредактировано Amelia Ross (2010-09-15 21:13:07)

0

12

- А уже темнеет. - грустно сообщила Винона и подбежала к окну, когда Артур хлопнул дверью. Через несколько секунд его силуэт скрылся в зимней пурге. Но она продолжала искать взглядом исчезнувший образ, с волнением и трепетом. Женщина не могла его вернуть. Сын весь в отца, а для Эдвига этот номер в похожие минуты был совершенно бесполезен. Женщина грустно улыбнулась, наконец уселась в кресло и с болью посмотрела на Амелию.  Даже слишком, чтобы что-то формулировать. Когда даёшь знать, что тебе плохо, даже не нарочно, когда по тебе это просто видно, да и какого чёрта скрывать, когда это так - это раздражает окружающих. Тебя пинают и всячески пытаются задеть дополнительно. Возможно, срывают своё зло и своё "плохо" - ведь для каждого своё состояние исключительно и всепоглощающее, а ты со стороны выглядишь как декорация, как нечто фальшивое и ненастоящее. Что делать? Неудивительно, что только яркие чувства вроде злости и помогает не придаваться полностью, не превращаться в нечто совсем бесформенное и беспомощное. Нужно перестроится на другую волну, воспринимать вещи проще. Сын ведь вернётся, верно?
- Ты знаешь куда он мог пойти? Любимое место, крыша например. - Росс смахнула слезу и с надеждой посмотрела на дочь.
- Ну не суть, что там? - она взяла дневник и развернув его тут же захлопнула. Было сразу понятно что Амелия хочет слышать и не было смысла теперь молчать. Винона тяжело вздохнула.

- С Эдвигом мы познакомились ещё в школе, мы одногодки. К сожалению или счастью учились на разных факультетах. Я на Хаффлпаффском он на Ревейнкловском. На первом курсе он водил дружбу с нейким Хьюго Уореном. Они часто носились по коридорам и Декан часто ругал их за их шалости. Я всегда сочувствовала Флитвику, не было ни дня, когда Хью и Эд не попадали в какую-нибудь переделку. В общем был оторвой... Через некоторое время они с Уореном поссорились и его новым другом стал Абрахам Грин. Точнее, они поссорились за некоторое время до стычки с Абом. Они не поладили сперва из-за того что случилось на матче, но позже всё сошлось. Грин спокойнее чем твой отец. - Винона усмехнулась.
- Я была весьма прилежной ученицей, а он нет. Мечтал стать мракоборцем и только на пятом курсе осознал, что стоит работать. Как раз на пятом... или на шестом? В общем где-то в этот период мы начали встречаться. Где-то на курсе четвёртом мы встретились в городе. Я не водила дружбу с ним, поэтому, наверное он был весьма удивлён когда я его окликнула. Тогда у меня были светло-русые волосы, которые потемнели со временем. В тот день, того самого грустного Уайна я обстреляла снежками. Он долго не мог понять кто это, а когда понял состоялся очень задушевный разговор на крыше. Наверное этот случай предопределил начало хорошей дружбы. Он тогда с сестрой поссорился. Ах, у него есть неродная сестра, которую он очень любит. Его родители удочерили её, как поняла я, им было всё-равно какого она происхождения. Я хотела спросить у Уайна про эту историю, но помоему это неприлично. Ну и Аба он считает за брата, он был частым и любимым гостем у Уайнов. Как не зайдёшь, Грин вечно там. Конечно и Эд у друга бывал частенько. Не знаю, сохранилась ли эта верная дружба до сего времени.
После окончания Хогвартса мы с вашим отцом жили вместе, а дальше ты читала. Я не хочу вспоминать об этом, говорить об этом. Всё в подробностях здесь изложено...
Винона посмотрела на дневник и вздохнула с облегчением.

- Простите меня. - она заплакала, - - Но был ли смысл говорить об этом когда не знаешь куда делся Уайн. И я боялась говорить о правде.

0

13

Амелия едва удержалась, чтобы не бросить в ответ: "Не знаю и знать не хочу!" Она все еще злилась на брата, хоть в глубине души совсем не хотела, чтобы тот попал в беду. Скорее, ее больше задевало, что мать думает о таких "мелочах" именно сейчас, посреди важного для Амелии разговора. Чтобы сдержаться и не нагрубить теперь уже матери, Амелия просто промолчала, сделав вид, что не услышала ее вопрос. Артур вернется. Побродит по округе, выпустит пар, и вернется. Она хорошо знала брата, и брат ее не был дураком. Тем более, он всегда сильно переживал за чувства других людей. В особенности - мамы. Значит, скоро его заест совесть за то. что он заставляет ее волноваться. Или не заест? Все-таки, история с дневником сильно подпортила ему нервы... Амелия отогнала от себя эти мысли, как назойливых мух. А мать тем временем началс вой рассказ. С самого начала. И когда она закончила, слезы блестелии на глазах Амелии тоже.

14 лет... 14 лет неизвестности, догадок, теорий. 14 лет молчания. Они вылились в боль и презрение. Росс было одновременно жаль мать, хотелось обнять ее и успокоить, но в то же время эта чисто женская слабость и страх неизвестности, что вынуждали ее молчать, бесили Амелию. И оттого хотелось встряхнуть мать как следует, чтобы взяла себя в руки. Амелия сердито вытерла тыльной стороной руки глаза.
- Но теперь ты ему расскажешь. - Голос ее звучал жестко и безапелляционно. - Или это сделаю я, мама. Так не может дальше продолжаться. Ты не можешь вечно бояться. Он должен знать, чтоу  него совсем рядом растут дети. Он имеет право знать. А мы имеем право быть рядом с человеком, которого можно назвать отцом. Любить его, если он полюбит нас. Или ненавидеть, если он от нас откажется. Но чтобы этот вопрос был решен. Нет ничего хуже неизвестности. Теперь я это точно знаю.

Она поднялась с дивана и отнесла кружки с какао обратно на кухню. Не спеша вымыла их, продолжая прокручивать в голове рассказ матери. О, да. Они с Артуром действительно предпочли бы, чтобы все шло как раньше. Чтобы никто ничего не ворошил в прошлом. Как же они похожи! Росс закусила губу. Возможно, ее требования действитеьно эгоистичны. Но зато справедливы. Уж лучше правда, как есть, чем тонны лжи, что погребли под собой Вайнону. Конечно, теперь ей будет сложно говорить с ним. И он... Сможет ли простить ее? Амелия пыталась поставить себя на место отца, но четкий ответ так и не пришел. Если бы от нее скрывали ее собственных детей, смогла бы она простить этого человека? Человека, который однажды просто исчез из ее жизни, будто его и не было...

Амелия закончила с кружками и вернулась в комнату. Она остановилась у шкафа, развороченного Артуром. Мать все еще сидела на диване. Амелия вздохнула. Вот вам и Рождество. До него всего-то пара часов осталась...
- Нужно здесь прибраться... Я не могу починить его, мне нельзя пользоваться магией вне школы. - Мягко произнесла Амелия, глядя на мать.
Простое "Репаро", и шкаф будет как новенький, можно будет сложитьв него уцелевшие книги. А потом накрыть стол... И на остаток каникул забыть об этом дне. Но только до конца каникул - потом матери придется сделать то, о чем амелия ее попросила. Девушка не знала, как начать разговор с отцом, если мать откажется. Но видит Мерлин, она сделает это. Она все расскажет ему сама.

0

14

- Я напишу ему. Если получится, я вырвусь. - спокойно произнесла Винона и криво улыбнулась. Она вряд ли сможет посетить Хогвартс в ближайшее время. В Министерстве её ждёт каждодневная, напряжённая работа.
Она подумала о Уайне. Настоящая Любовь... Вопрос лишь в том, что это такое. Явно не влюблённость, не взаимное влечение, не дружба, не любовная зависимость, не самовнушение и т. д. Тогда, что? А вот этого не знает никто. Даже если допустить, что кто-то знает, что такое Настоящая Любовь, то как этот кто-то докажет свою правоту? Никак. Потому что штука эта явно нематериальная. Может быть, её вообще нет? Может быть. Но где доказательства? Их нет! Ведь, если кто-то с чем-то не сталкивался, это вовсе не значит, что этого чего-то не существует. Итак, нельзя ни доказать, ни опровергнуть существование Настоящей Любви - это вопрос Веры. Хотите - верьте, хотите - не верьте. Всё равно ничего от этого не изменится. Лично Винона не сомневалась в существовании Настоящей Любви. Это Возвышенное и Прекрасное чувство всё таки существовало.

Она посмотрела на Амелию. Вот сегодня ей хотелось закричать на неё, не смотря на всю свою вину и безысходность, но она сдержала себя и спустя некоторое время поняла, что поступила правильно, хотя Амелия нагрубила ей. Грубость может использоваться для убедительности - это просто от неумения быть убедительным. Можно сказать, сама жизнь достаточно груба - но это не повод преумножать данное её свойство. Если она сочетается с наглостью, высокомерием, пусть даже прикрыта снисходительностью - за ней наверняка неуверенность и некая неустроенность, неудовлетворённость. Хоть бы грубые люди ей и говорили в грубой форме, что сама я неудовлетворённая - нет, милые, хоть и каждый из нас не всем удовлетворён в своей жизни, но ведём мы себя почему-то слишком по-разному. Всё зависит от людей. В словах Амелии она почувствовало отчаяние. От них веяло тревогой и безысходностью. Есть такие вещи, которые больше не переживёшь или которые просто не повторятся потому что уже поздно... так хотелось бы что-то устроить по-другому... или так что что-то случается и ты знаешь, что не суждено чему-то случится вообще, но всё думаешь "а если?" Вайнона думала, а что если Артур не вернётся, а что если дети никогда не простят её, а что если Эдвиг отвергнет их? Тьфу на неё, главное чтобы с детьми всё было впорядке. А чтобы с ними всё было впорядке, следует заслужить прощение.
- Репаро. - произнесла Росс и шкаф стал как новенький, потом вернула все оставшиеся книги на место и спустилась вниз.
- Амелия, курицу в духовку. - скамандовала Вино, всхлипнув. Рождество портить не хотелось, поэтому нужно было как-то восстанавливаться.

0

15

"Ничего не выйдет..." Амелии вдруг резко захотелось забиться в угол и сжаться там в комочек, пытаясь привести мысли в порядок. Мать не отказалась говорить что-то Уайну, но Амелия слишком хорошо ее знала. Дальше их ждут бесконечные ссылки на занятость, и ведь они будут вполне оправданными - Вайнона действительно работала, не покладая рук. У Амелии иногда складывалось впечатление, что весь отдел таит одна она. Юная Росс вздохнула, мысленно обещая себе, что если за месяц мать так и не найдет в себе сил все рассказать отцу, она сделает это сама. Даже если Артур наложит на нее тонну заклятий немоты, она это сделает. А пока... Пока нужно попытаться отвлечься. Вряд ли получится, но нужно хотя бы сделать вид, что она больше об этом не думает. И команда матери к началу готовки ужина была здесь как нельзя кстати. Девушка улыбнулась, отдала честь и выполнила команду. Потом была подготовка теста для пудинга, попытка пожарить картошку и сервировка стола.

- Я в душ! - Бросила Амелия голосом, почти близким к ее беззаботному привычному тону.
На часах было одиннадцать вечера. Артур все еще не пришел назад, и теперь о нем волновалась не только мать, но и сестра. Закончив водные процедуры, Амелия натянула серебристое атласное платье, которое в прошлом году сшила как раз для торжественных вечеров дома. Оно было уже чуть тесновато, и девушка, крутясь перед зеркалом и приводя в порядок волосы, подумала, что стоит сесть за новый проект. Только ткани подходящей заказать. "В этот раз платье точно будет черным" - мрачно подумала Амелия и усмехнулась своему отражению, направляясь обратно в гостиную, к накрытому столу.

Она поймала себя на мысли, что постоянно смотрит то на часы, то на дверь. Есть они так и не начали, все еще дожидаясь возвращения Артура. Вместе с тем, Амелия понемногу начинала в этом возвращении сомневаться. Если брат не вернется до 12, придется снаряжать поисковую экспдицию. А пока... Нужно было о чем-то говорить. Чтобы заполнить напряженные минуты ожидания.
- В Министерстве случилось что-то серьезное? Мне казалось, там сегодня никто толком не работал. Видела у одной однокурсницы пригласительный на вечер к Крампам. Подумала, что наверняка все Министерство сегодня будет там.

+1


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Все тайное становится явным (24 декабря 2018г.)