Harry Potter: The Next Generation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Скелеты хранят не только в шкафу (29 июля 2019г.)


Скелеты хранят не только в шкафу (29 июля 2019г.)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Себастьян Гойл, София Гойл, Персефона Гойл.
2. 29 июля  2019г.
3. Дети миссис Гойл подозревают, что назревает что-то нехорошее: странные смены настроения матери, ее неожиданные исчезновения якобы по делам, частые посещения их дома Драко Малфоя - как будто все взрослые скрывают от них что-то очень опасное. Раньше такого не водилось в кругу их семьи. И если бы дело было в какой-нибудь глупой интрижке родителя, это вполне можно было понять. Но сюрприз, который приготовила своим детям Персефона, не оставит их равнодушными.

0

2

Себа нашел свою обожаемую сестру в домашней библиотеке. Большая просторная комната со стеллажами из темного добротно сколоченного дерева, большие окна плотно зашторены, и только из одного высокого окна льется теплый свет солнечного летнего дня. В этом островке ослепительной яркости среди тьмы каменных стен, дорогих штор, запаха тлена старой бумаги и книжной пыли Гойл нашел свою сестру. Кажется, Софи что-то читала, но Себастьяну показалось, что она даже не смотрит в книгу. Он окликнул ее заранее, чтобы не подкрадываться сзади. Эти шутки давно перестали быть актуальными. Вернее, они оба были не прочь друг над другом подшутить, но когда настроение было скверным, такого рода подкол вполне мог сойти за оскорбление высших материй и чувствительного внутреннего мира заодно. Короче, Гойл постарался быть тактичным. Большая часть школы была бы в шоке от таких показательных манер общения.
- Не думаю, что это поможет, - со знанием дела сказал Себ, по привычке обрушивая свое громадное тело на аккуратного вида диванчик. Переходить от хорошего тона до самозабвенной варварской непосредственности и наоборот он умел в совершенстве. Ему тоже хотелось сбежать куда-нибудь подальше. Хотя, стоило бы порадоваться. Матушка, наконец, снизошла до того, чтобы все им объяснить. Но настроение не пошло в гору, тяжелый камень с души тоже не спешил падать. То, что Софи чувствовала примерно тоже самое, можно было судить даже по тому, что она была здесь, в библиотеке, с открытой шторой – а ведь это всегда так крепко напрягало Персефону. Считалось, что книги нужно хранить в темноте. Гойл однажды в детстве предложил перенести их в подвалы, а то зачем занимать такой большой зал с такими витражами, да и магия на что, все ведь можно восстановить. Ответом ему была краткая, но весьма емкая лекция, что, как и почему делается в этом доме. Его не ругали и не повышали голос, нет-нет, просто рассказывали маленькому мальчику законы жизни, которые потом отложились в его характере. - Рано или поздно, она должна была нам все рассказать.
Это тоже был закон. От семьи ничего нельзя скрывать. И не потому, что ослушавшийся будет наказан, нет. Все проще: потому что больше некому доверять. Только так можно выжить в этом мире. Родители всегда подтверждали свои слова делом. Если Грегори и Персефона говорили детям новое доселе незнакомое правило, они сами же его выполняли. Только в таких тесных взаимоотношениях и почти что равноправии жили в этой семье.
- Что тебя так расстраивает? – поинтересовался Себастьян. Он уже небрежно вертел в руках небольшой томик в кожаном переплете старый, как сам мир.

0

3

Полумрак библиотеки сразу навевал грусть, которая и так с самого утра не покидала девушку. Может поэтому она все же позволила себе отодвинуть одну из штор и забраться на диванчик с ногами, сбросив туфли на пол. Читать не хотелось, но это было единственно, что могло отвлечь.
- А ведь можно было дойти до Себастьяна. Не выгнал бы он меня. Наверное.- запоздалая мысль, но Гойл так и не двинулась с места, пролистываю книгу, которую держала на коленях. Кажется, она была по ментальной магии, но суть куда-то сбегала. Свои мысли тоже не спешили обдумываться, поэтому она уже почти час просто смотрела куда-то в стену. И, наверное, просидела бы там еще очень долго, если бы ее не окликнул брат. И за это она была ему благодарна. Они привыкли просто появляться сзади, привычно класть руку на плечо. Но сегодня был не тот день.
- И почему в школе многие говорят, что мой брат не тактичен. Они его вообще знают? – девушка чуть повернула голову. Уже по выражению лица парня, Софи поняла, что его мучают похожие проблемы и вопросы.
- Кажется, все мы во что-то ввязались. Вот только во что?
Девушка невразумительно пожала плечами на слова брата и прижалась к брату. Дома она могла себе это позволить, да и в гостиной их факультета тоже, если ей было плохо. И она всегда знала, что со стороны выглядит даже младше Себы. Возможно потому, что выглядела более хрупкой на фоне младшего брата. Но их это вообще не волновало.
- Это лучше, чем просто сидеть в комнате. – спокойно произнесла она.- и вижу, тебя тоже это волнует.
Она невесело улыбнулась, закрываю книгу. Читать она все равно уже не будет. Да и скоро придет матушка, которая обещала все рассказать.
- Но почему у меня ощущение, что это не закончится ни чем хорошим. Отвратительное предчувствие.
За своими мыслями, Софи просто пропустила часть слов, которые сказал брат. Словно просто пропала из библиотеки, а когда вернулась, осознала, что чего-то не хватает. Девушка посмотрела на Себастьяна, надеясь, что он повторит, но кажется, мысли младшего Гойла уже ушли дальше и София невольно улыбнулась. Все же с ним было спокойнее. Хотя вопрос заставил ее вздохнуть.
- Я не знаю, честно. Можешь называть это паникой, предчувствием или как угодно, но у меня ощущение, что нас во что-то втягивают. Вот только не знаю во что именно.- девушка притянула колени ближе к себе и обняла их руками. Больше сказать она просто не могла. Не получилось. Поэтому она положила голову на плечо брата и молчала, ожидая, что может сказать он. И с легким опасением ожидая прихода матери.
- Чтобы обо мне сказали, увидев, как ледяная принцесса так панически сдается и прячется. Да, Гойл, умеешь же ты себя испортить.

0

4

Софи была совсем рядом, но при этом сознание ее занимало что-то далекое. Он понимал, что девочка его не слушает или делает это в пол-уха. Ничего особенного, со всеми бывает. Рядом с громадным братом, пышущим здоровьем и мощью, в буквальном смысле горой мышц, сестра казалась совсем маленькой и беззащитной. Гойла всегда умиляла большая разница между ними. Они оба были похожи на родителей, да и поставь их рядом – тоже вроде бы есть что-то общее. Но все-таки то, как разделились в них гены крупного телом отца и утонченной матери.
- Нас всегда кто-то во что-то втягивает, - он пожал одним плечом, потому что на другом лежала голова Соф. Если подумать, так, и правда, было.  С небольшой разницей, что они делали все сознательно, по собственной воле, представляя, чем приключение может закончиться в крайнем случае и просто потому что в компании друзей все приобретало совершенно другие оттенки.- Не думаю, что матушка предпримет что-то, угрожающее семье. Хотя ты, конечно, права – дело пахнет старыми мерлиновыми носками, как минимум, -  Гойл хмыкнул.
Много слов за такой промежуток времени – только дома он был настолько разговорчивым. Или это компания Софи на него так действует? Кто еще для него мог все детство таскать конфеты из громадной чаши в гостиной, если не старшая сестра. И вообще совершать несусветные на тот период жизни поступки за компанию с братом. Разницей в возрасте у ребят были крохи, год, и пусть в шутку они называли друг друга «старшая» и «младший», подобные мелочи никогда не мешали им оставаться друзьями. При их семейном умении влипать в неприятности разного рода тяжести, они на удивление почти не ссорились. Бывало, конечно, но кто не расстроится, когда в тебя летит бладжер, отправленный «младшим» братом, и ломает кости. Обошлось, остались маленькие шрамы. Гойл на тот момент с удивлением для себя понял, что не все люди такие же непрошибаемые, как он. И следовательно, Себастьян предпочел после этого случая и выводов следить за сестрой более внимательно и относиться к ней бережней.
- Интересно, а отец уже в курсе? – неожиданно пришла в голову мысль. Он откинул книгу, которую вертел в руках и легонько потряс Софи за ее плечико. Кажется, парень был действительно удивлен, что они не додумались до этого с самого начала.- Почему мы у него сразу не спросили?

0

5

Слова брата по большей части проскальзывали мимо, почти не тревожа сознание Софи. Возможно потому, что они сейчас думали почти одинаково, а значит и нет смысла переставлять слова. Смысл так и остается один. Девушка почти не заметила, что брат старается не потревожить ее, когда пожимал плечом. Видимо понимал, что сейчас это только навредит.
- Она-то может и не навредит. Вот только что-то мне кажется, что наши понятия «не навредит» немного различаются. Все-таки мы разные люди, Себастьян. Как бы нас не воспитывали, мы все равно со временем начали приходить к своим выводам. Ты вспомни, какими мы были в детстве. И какие сейчас. На нас все равно оказывают влияния те, кого мы видим каждый день.
Девушка чуть запрокинула голову и посмотрела на младшего брата. Он должен был понять то, что она пыталась сейчас ему сказать. Он не был глупым, это уж точно. И Софи это знала как никто другой. Иначе просто не могло быть. Он ее семья, он рос на ее глазах, пусть и разница была небольшая. И это только ему она могла простить тот случай с бладжером, после которого все равно остались шрамы, пусть и небольшие. Гойл машинально накрыла их ладонью, прикусывая губу. Просто воспоминания. Тогда это казалось верхом всех ее проблем.
Из задумчивости ее опять же вывел брат, который потряс ее за плечо. И девушка невольно улыбнулась. Он делал это легко, что никто бы наверное и не поверил, что он так может.
- Ты можешь все, Себастьян. Если захочешь.- мысленно произнесла она, чуть повернувшись и снова смотря на него.
Парень был прав. Если матушка собирается сказать им, то значит и вся семья должна об это знать.
- Или узнать. – не весело закончила она.
- Может потому, что мы поздно об этом подумали? Мы оба. Нас настолько озадачило поведение матушки, что лично я на тот момент даже думать не смогла.- девушка наклонила голову, задумчиво смотря уже на дверь в библиотеку. А если отец не знает, то это уже хуже. Ведь получается, что он этого мог и не одобрить.
- А что если отец и не должен этого знать? – вдруг произнесла Софи и сама же зажала себе рот рукой. Мысль отдавала чем-то неприятным, почти отвратительным. Что могла прятать матушка их семейства, если она собирается говорить им, но не отцу.
- Гойл, прекрати панику. Ты же даже не знаешь, говорила Панси с отцом или нет?! Но уже паникуешь. Где твое слизеринское воспитание. Малфоя на тебя нет, женщина. Уж он бы быстро мозги промыл. Ведешь себя как рейвенкловка какая-нибудь. Устыдись, ледяная принцесса Слизерина. Дом - домом, но помни о том, кто ты .
- Себ, я тебя умоляю, давай не будем гадать на кофейной гуще, у меня уже голова кругом идет. Столько дней предположений и мыслей, что уже сбежать хочется. А это уже не в традициях нашей семьи.

0

6

- О чем не должен знать Грегори, и куда Вы, юная леди, собрались сбегать? - стоя в дверях, поинтересовалась Персефона. "Так нельзя. Так больше не может продолжаться", - думала она, устало потирая виски. Женщина обвела оценивающим взглядом помещение, после чего все же решилась пройти внутрь. "Мм, снова не задернута штора, нет, позже напомню о правилах поведения в библиотеке. Сейчас не время", - ведомая этой и похожими мыслями, Персефона Гойл совершила то, чего явно от неё не ожидали: неспешно, уверенной походкой, она приблизилась к окну и собственноручно задернула шторы, одним движением пресекая вялые попытки солнечного света пробраться в сокровищницу знаний. Так же она поступала со всем, что грозило навредить ей или её семье - резко, но и не без толики изящества, рубила на корню. В таких битвах не могло быть иного исхода, кроме безапелляционной победы миссис Гойл. Так было, и так будет всегда.
- Можешь не отвечать, - коротко бросила через плечо женщина, взглядом скользнув по детям. "Они встревожены, они сомневаются... во мне? Какая нелепость".
Персефона устала. Очень устала. От бессонных ночей, от кошмаров, от ежедневной работы, о которой никто не знал. Почти никто. Её нервные клетки были на пределе, отчего в последнее время домовикам приходилось обновлять графин в спальне старших хозяев несколько чаще обычного. Тайком, по грозному приказу мистересс. Сейчас, она бы с превеликим удовольствием обняла детей и разрыдалась, как обычная женщина, но то было несбыточной мечтой. Пэнси никогда не была по-настоящему сильной, но ей приходилась играть эту роль. Как в прошлом, так и сейчас - иначе нельзя. Впрочем, как известно, упорный труд вознаграждается. Тем, что, а вернее, кто, расшатал нервы миссис хладнокровие и дерзость был никто иной, как её собственный отец, тайно перевезённый из Азкабана в подвал поместья. Прошло не мало времени до того, как он стал вновь походить на человека. К счастью Пэнс, на данный момент разум Терренса прояснился(хотя и не полностью): он стал узнавать родную дочь и даже чувствовать перепады её настроения, отличать предметы друг от друга, а недавно попросил кубок сливочного пива. Речь его хоть и была все еще далека от идеальной, но уже не являлась бессвязной вереницей хриплых звуков...
Набрав в грудь воздуха, Персефона тихо сказала нечто вроде: "Думаю, можно". Отойдя от окна и присев в кресло напротив самых дорогих людей, она продолжила говорить:
-Хорошо, что вы оба уже здесь. Я не люблю ощущать косые взгляды на себе, тем более, если они принадлежат моим собственным детям. Я хотела подождать еще немного, но раз дела обстоят так, то выбора у меня нет. Женщина говорила тихо, но голос её оставался при этом твердым и властным, как и всегда.
- Вы, вероятно, думаете, что ваша мать ввязалась во что-то, и мне стыдно за вас и за себя. Стыдно и больно от того, что дети допускают мысли о безнравственности и безответственности собственной матери. Однако с этим я ничего поделать не могу, да и поговорить собиралась отнюдь не о наших взаимоотношениях.
Пэнси едва заметно улыбнулась, смотря на детей. На миг, она поддалась нахлынувшему потоку умиления, но лишь на миг. Вздохнув, она продолжила говорить:
-Я не прошу вас понять мои действия, но прошу поверить в то, что так было необходимо. Некоторое время назад я, не без помощи покровителей, смогла вырвать из лап Безумия одного очень дорогого для меня человека, члена нашей семьи. То, на что его обрекли было страшнее смерти. То было не сохранением жизни, а приговором к вечной пытке в Аду на Земле. Когда я увидела этого человека спустя двадцать с лишнем лет, первым моим желанием было прекратить его мучения, оборвать его связь с этим миром, но я не смогла и тогда придумала кое-что.
Миссис Гойл отвела взгляд в сторону. Её раздирали самые противоречивые чувства, среди которых были и ярость и безграничная печаль. Вспоминать тот день, то существо, протягивающее руки, жалобно цепляющееся за край мантии и ту атмосферу неминуемой гибели, тот затхлый воздух - все, что связано с Азкабаном - было не легко.
- Это трудно объяснить. Для всего мира, мой отец - Терренс Паркинсон - послушно отбывает своё наказание в Азкабане. В одиночной камере на одном из нижних уровней. Однако это не совсем так. Отец действительно отбывает срок, но в подвале нашего поместья. Скоро, я вас познакомлю.
"Всё", - мысленно добавила Пэнси, откидываясь на спинку, будто бы последние силы покинули её с этим признанием. Она ждала... чего угодно. Просто молча сидела, усталым взглядом смотрела то на Софию, то на Себастьяна и ожидала реакции на свои слова

Отредактировано Persephone Goyle (2011-10-21 02:47:19)

0

7

Себастьян и ответить-то ничего не успел, когда голос матери раздался в библиотеке. Он обернулся и увидел Персефону. Женщина прошла библиотеку и задернула штору. Стало совсем темно. Помещение освещалось только светом тусклых свечей. Гойл молча наблюдал за матерью, ловя себя на мысли, что при таком ее настроении ему только и хочется, что вытянуться по стойке «смирно».  И ни за что на свете не начинать высказывать свою точку зрения. Спорить с чем бы то ни было – бесполезная трата времени. Взрослые любили оперировать такими преимуществами как возраст и личный опыт. А что могли им противопоставить дети? Да, ему было стыдно хотя бы за то, что он думал о матушке не хорошо. Но Себа отдавал себе отчет в том, что с ним поступили не честно. Уж с сестрой тем более. Как это свойственно всем детям, которым в детстве разрешали все, сейчас он чувствовал, что его обманули – пообещали, но не сделали. Наверно, не стоило быть таким идеалистом, но у всех есть свои маленькие слабости.
Но правда оказалась куда более невероятной, чем самые смелые фантазии и предостережения.
- Разве так делают? - рассудительно мальчик не смог передать словами свои сомнения. Он любил читать и знал, что в Азкабан попадают не за просто так. А уж осужденных пожизненно до сего момента не переводили в семейные подвалы. Он смотрел на Персефону и неожиданно для себя понял, что она устала. Кажется, мысль о том, что его родитель обладает хоть какой-то человеческой слабостью, удивила его больше, чем запертый под землей дед. Парень-то его и не видел ни разу, какое ему дело до этого человека. Но матушка – это совсем другое.

0

8

Софи подавилась воздухом, услышав голос матери. Мысли моментально испарились, так же как и ответы на вопрос. А действительно. Куда она могла бежать. Это ее дом, ее семья, которую она любит. Но Софи слишком не любила секреты. А именно ощущение секретов последнее время витало в стенах поместья Гойлов. Неприятное такое чувство.
Девушка лишь молча слушала, пытаясь разложить по полочкам полученную информацию. У них есть дед, который по всем законам должен отбывать срок в магической тюрьме – Азкабане. Но там его нет, потому что каким-то образом матушка смогла его забрать.
- И сейчас он в нашем подвале. И это подвергает опасности всех нас. Всю нашу семью. И возможно отец об этом не знает. Секрет в нашей семье. Вот уж чего я точно не могла ожидать.
Подождав, когда брат задаст свой вопрос, Софи произнесла то, что думала. Врать или молчать она не собиралась. Не сегодня.
- Матушка, ты говоришь, что ни во что не ввязывалась. Но получается, что именно это ты и сделала. При всем моем уважении к тебе, я думаю и считаю именно так. Забрав его к нам, ты нарушила закон. Ведь так?
Девушка вдохнула поглубже и задала вопрос, который ее мучил.
-Отец знает?- она смотрела прямо на Персефону, продолжая спиной прижиматься к руке Себастьяна. Может именно это придавала ей сил. Понимание, что хотя бы брат не строил от нее секретов и был все так же открыт.
- Хотя, может отец тоже не знал. Тогда я все еще могу доверять им двоим. Мама, как же ты могла так с нами со всеми поступить? Семья – это святое. Я помню, я все это помню. Он тоже наша семья. Но. Черт, это так сложно принять. Зачем. Зачем нужно было так долго молчать. Скажи ты нам раньше, и все было бы по-другому. Иначе .
Софи опустила голову. Это было тяжело понимать. Было чувство, что ее предали. Или столкнули с Астрономической башни . Это все как-то не правильно, неверно.
Но она продолжала сидеть, не собираясь даже уходить. Разобраться. Так просто и так четко. Наконец-то разобраться во всем и понять, что дальше с этим делать.
Семья – это святое. Я должна это помнить…иначе зачем все это?

0


Вы здесь » Harry Potter: The Next Generation » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Скелеты хранят не только в шкафу (29 июля 2019г.)